Главная
Новости Статьи Россия В мире Достижения Польза Вред

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Лечение алкоголизма: православный подход

В день, когда Православная Церковь совершает праздник в честь иконы Божией Матери «Неупиваемая Чаша», перед которой молятся об исцелении от недуга пьянства, «Русская Планета» встретилась со специалистом по социальной реабилитации в области зависимостей Романом Прищенко. Роман Иванович является руководителем программ реабилитации АНО «Неугасимая Надежда», членом правления БФ св. прав. Иоанна Кронштадтского, автором книг и исследований, посвященных реабилитации наркозависимых. Этой острой для нашего общества темой он занимается около 20 лет.

«Русская Планета» (РП): Что это за недуг такой алкоголизм, раз в борьбу с ним включается Церковь? Если к современным медицинским данным об этой болезни присоединить знания христианские и церковные, какая картина сложится?

Прищенко Роман (ПР): Церковь включается в борьбу с алкоголизмом, т.к. рассматривает зависимость от психоактивных веществ, алкоголя и наркотиков как греховную страсть. Церковь компетентна в оказании помощи зависимым людям, потому что для исцеления человека и для соединения его с Богом, у нее есть все необходимое. При этом зависимость рассматривается как следствие жизни без Бога, жизни по страстям. Несмотря на то, что Церковь воспринимает алкогольную зависимость как греховную страсть, она не отрицает медицинского, наркологического подхода к этой проблеме, которая рассматривается как био-, психо- и социальное заболевание. Разделяя этот подход, Церковь в первую очередь делает акцент на духовной стороне этой болезни.

РП: Как к алкоголизму следует относиться, как к болезни и «потихонечку» лечить ее, или как к страшной страсти и зависимости, которую надо вырывать с корнем? Ведь от подхода и психологического настроя зависит исход лечения.

ПР: Зависимость – это страсть, которая в процессе формирования и развития стала в том числе и телесной болезнью, но от этого не перестала быть страстью. Поэтому к ней нужно относиться и как страсти, и как к болезни. Но сразу вырвать с корнем ее не получится, работа по исцелению длится всю жизнь. Здесь нужен ответственный, сознательный и последовательный подход, как со стороны тех, кто помогает, так и стороны страждущего человека. О соблюдении этапности в борьбе со страстями говорят и святые отцы: «В лоб страсть не возьмешь». И тем христианам, которые только приступают к борьбе с доминирующей в их душе страстью, они не советуют сразу кидаться в борьбу. Где-то внутри себя нужно найти тихое укромное место и при наступлении страсти, туда прятаться и просить Бога и людей о помощи. Поэтому, с одной стороны нужно знать все, что связано с психофизиологией зависимости, с другой стороны нужно изучать аскетику. Для этого в Церкви имеются 80 реабилитационных центров, где человек может научиться основам православной аскетики, в которых помогут исцелиться от этой страсти.

РП: Расскажите о церковных методах лечения, и чем они отличаются от обычных медицинских?

ПР: Основное отличие заключается в подходах Церкви и медицины к самому человеку. Методы отличаются кардинально, потому что Церковь и медицина по-разному смотрят на человека. Церковь относится к человеку как образу Божию, который в результате грехопадения был поврежден. Для исцеления Христос оставил нам в Церкви все необходимые средства, которые и являются методами лечения. Это пост, молитва, участие в таинствах, чтение Евангелия и духовной литературы, духовное руководство и добрые дела. Медицинские же методы направлены исключительно на тело. На наш взгляд, психофизика это всего лишь вершина айсберга, а ответ на главный вопрос, почему человек стал зависимым, коренится в духовной сфере.

РП: Как получается так, что и в церковной среде можно встретить людей, одержимых подобным недугом?

ПР: Дело в том, принадлежность человека к Церкви не является гарантом того, что у него не сформируется химическая зависимость. Также как отсутствие денег и капиталов не является гарантом того, что у человека не сформируется страсть сребролюбия. Многие думают, раз человек воцерковляется, начинает ходить в Церковь, то появляется 100% гарантия того, что у него не возникнет какая-то страсть. Это заблуждение. Но почему подобное происходит с верующими людьми, нужно смотреть на каждый конкретный случай. Здесь нет общего ответа.

Например, если имеется предрасположенность к алкоголизму на генетическом уровне, в какой-то момент она может начать работать, и если человек не обладает знаниями о том, как развивается эта зависимость, он своевременно не может оценить ее последствий. Физиология берет свое, а когда человек опомнится, то уже находится в рабстве. Я наблюдаю за этим уже 18 лет, и вижу, что болезнь, связанная с употреблением спиртного, не различает людей по статусу или по религиозной принадлежности.

РП: Какие современные медицинские средства в лечении алкоголизма можно комбинировать с церковными средствами?

ПР: Мы берем из медицины то, что не противоречит православному взгляду на человека, и не унижает его достоинства. Это медикаментозно-детоксикационная терапия, фармакологическая коррекция психомоторных возбуждений и судорожных состояний. Эти методы досконально прописаны в Стандартах оказания первичной медико-санитарной и наркологической помощи. Они помогают человеку выйти из состояния похмелья и ломки, и оказывают поддержку при наступлении постабстинентного синдрома, когда обостряются вторичные хронические заболевания, или начинаются проблемы с психикой. В таких случаях человеку часто требуется помощь психиатра. Основная задача врачей – при выводе человека из абстиненции помочь остаться в живых и с минимальными последствиями преодолеть состояние физической зависимости. Индивидуальные особенности курсов лечения с применением этих методов зависят от того в какой стадии зависимости находится человек.

Роман Прищенко, специалист по социальной реабилитации в области зависимостей 

Не берем то, что связано с манипуляцией его сознанием, например, нейролингвистическое программирование, все виды кодирования, которые связаны с внушением, действующие в обход сознания человека, помимо его личного и волевого решения.

РП: А как относиться к методам с использованием таких препаратов как «Торпедо» или «Эспераль»?

ПР: Научная эффективность этих методов, а также других различных видов предметно-опосредованного внушения запрета на употребление алкоголя или других психоактивных веществ (кодирование, SIT, метод 25-го кадра, кодирование по методу Довженко и его разновидности и так далее) не доказана. В 2015 году официальным указом главного нарколога Москвы они запрещены для использования в государственных наркологических клиниках, правда, пока только в пределах нашей столицы. На мой взгляд те, кто продолжает предлагать их, являются шарлатанами и делают на этом деньги.

РП: Имеются ли прогнозы по церковным методикам лечения, и есть ли статистика выздоровления?

ПР: На сегодняшний день в Координационном центре по противодействию наркомании имеется статистка по разным срезам: какие методы используются в этих центрах, где находятся реабилитационные центры, в городской черте или в сельской местности, кого они принимают, мужчин или женщин, какой в них срок реабилитации, платные они или бесплатные, какие подходы используют, «Миннесотскую модель», «12 шагов» или душепопечение и т.п. Но пока нет статистики, связанной с исследованием эффективности того или иного метода и их влияния на длительность и качество трезвости у наших воспитанников. Чтобы эти результаты появились, сейчас закладывается основа, создается специальная электронная система, которая работает в режиме тестирования и постоянно модернизируется.

РП: В Церкви есть такое движение, когда человек вместе с другими дает обет не пить и пытается силой воли и участием в таинствах побороть зависимость.

ПР: Если внимательно изучить историю «обетного» движения, то можно отметить, что оно возникло как протест населения против откупной системы, против дороговизны и токсичности водки. Люди отказывались от употребления алкоголя и тогда речь шла не о зависимых людях, а об обычных нормальных людях, которые сначала протестовали, а потом занялись популяризацией трезвого образа жизни. Когда они давали обеты, то обещали, что не будут употреблять вина.

Сейчас обет трезвости может дать любой человек, который имеет добровольное желание. Но очень часто бывает и так, когда человек всего с неделей или месяцем трезвости, не изучив основы физической трезвости, основы аскетики, т.е. не прошедший курс реабилитации, дает обет, а потом его нарушает, это очень сильно усиливает в нем чувство вины перед Богом и людьми.

По моему мнению, обеты трезвости без подготовки следует давать только тем, у кого нет зависимости от алкоголя, а те люди, у которых зависимость есть, могут их давать только после достаточно длительной подготовки.

РП: Есть ли такие примеры, когда человек «закладывал», но после определенной терапии сумел войти в русло и пить, не выходя за рамки Типикона, т.е. по праздникам и умеренно?

ПР: Если речь идет о зависимости, то опыт показывает, что возврат к контролируемому употреблению невозможен. Здесь необходимо полное воздержание до конца жизни. Своим воспитанникам мы даем рекомендацию воздерживаться от алкоголя всю жизнь. Когда у человека зависимость, его тело реагирует на стартовую дозу определенным образом, у него начинается компульсивное влечение. Из-за того, что запускаются определенные физиологические процессы, воля человека парализуется.

Если же речь идет о злоупотреблении алкоголем, то все равно это грех. Даже если человек независим от психоактивных веществ и его употребление не приводит к формированию зависимости, но при этом он не может употреблять без проблем и пагубных последствий, то ему лучше отказаться от употребления алкоголя. Таких людей обычно называют пьяницами, т.е. они не алкоголики в полном смысле этого слова, у них нет алкоголизма как физической болезни, но при этом у них есть пристрастие к нему на духовном уровне. И это пристрастие вменяется им в грех, потому что они становятся рабами алкоголя, хотя при этом не заболевают на уровне физиологии. И для этих людей рекомендация такая же – полное воздержание от алкоголя в течение всей жизни.

РП: Если дело такое сложное, не проще было бы Церкви полностью запретить употребление алкоголя, оставив лишь вино для богослужения?

ПР: Всё, что создал Господь, он создал благим. Зло не в алкоголе, оно в свободном произволении человека. Можно запретить очень многое, но этим проблема выбора не решится. Можно запретить вино, но люди все равно будут выпивать тайно. Опыт сухих законов в разных странах показывает неуспешность метода запретов. Большинство епископов или известных священников, с которыми я общался, смотрят на эту идею, как на утопическую.

Справка

АНО социальной помощи «Неугасимая Надежда» - это сеть православных реабилитационных центров для алко- и наркозависимых в Московской области. АНО «Неугасимая Надежда» является добросовестным поставщиком социальных услуг и включена в реестр Московской области для негосударственных организаций.

В сеть входит 4 центра – три мужских и один женский. Центры могут принять одновременно до 85 человек. На реабилитацию принимаются совершеннолетние мужчины и женщины. Длительность основного этапа реабилитации составляет 9 месяцев. Терапевтическая команда состоит из квалифицированных специалистов – психиатра-нарколога, клинических психологов, психологов, социальных работников.

Реабилитационный процесс строится по модели православного терапевтического сообщества в рамках программы, разработанной Координационным центром по противодействию наркомании Отдела по церковной благотворительности и социальному служению РПЦ.

Более подробная информация на сайте

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

248

Похожие новости
12 сентября 2018, 12:14
16 сентября 2018, 17:00
13 сентября 2018, 18:42
13 сентября 2018, 18:42
10 сентября 2018, 20:14
11 сентября 2018, 16:00

Новости партнеров