Главная
Новости Статьи Россия В мире Достижения Польза Вред

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

«Мы умерли вместе с ней». Молодая мама год лежит в коме после родов

При кесаревом сечении Олеся пережила клиническую смерть после анестезии. Разбудить спящую красавицу может только чудо, но родные не теряют надежды
На странице Олеси в соцсети, как и у многих женщин, - перепосты рецептов, ссылки на статьи для будущих мам, красивые картинки, счастливые фото с мужем… Но в октябре 2016 года хроника Олеси обрывается. Уже почти год 30-летняя женщина находится в коме. Трагедия произошла в гомельском областном роддоме, откуда Олеся должна была выйти счастливой мамой. Сейчас Олеся - инвалид первой группы, уже одиннадцать месяцев она находится в вегетативном состоянии.
«БЕРЕМЕННОСТЬ ПРОХОДИЛА ХОРОШО, ОЛЕСЯ ВСЕ ТЩАТЕЛЬНО ПЛАНИРОВАЛА»
Ни в гомельском роддоме, ни в Следственном комитете не говорят о произошедшем. Чтобы узнать, что произошло с Олесей Полянской, «Комсомолка» отправилась в Украину. В приграничном украинском селе Новые Яриловичи живут родители Олеси, которые забрали ее к себе после долгих месяцев пребывания в больнице.
Символично, что кровать с Олесей стоит прямо посреди зала - забота о больной дочери стала центром жизни семьи. В комнате играет классическая музыка: родители знают, что дочь ее слышит. Кажется, что на ее губах застыла улыбка. Олеся только иногда моргает ясными глазами, а в остальном ее лицо и почти все тело неподвижны. Дышать она может только через трубочку, есть - лишь из шприца.
- Мне до сих пор кажется, что я сплю, но скоро проснусь - и все будет как раньше, - мама Олеси Светлана не может сдержать слез, папа Леонид обнимает жену, просит успокоиться. Родители стоят над кроватью дочери, но просят не фотографировать их и Олесю. - Она не видит, но все слышит, даже тихие звуки. Она глазками моргает - так только реагирует. Мы не знаем, понимает ли она нас. Но надеемся. Когда ребеночка к ней привозят, она голову тогда тянет - наверное, чувствует сыночка.
После университета Олеся приехала из Украины в белорусский Гомель, вышла замуж и стала работать экономистом на местном заводе. Супруги счастливо прожили шесть лет в браке, купили квартиру и решили, что пора родить ребенка. Олесе тогда было 29 лет, она уже получила вид на жительство в Беларуси.
Молодая мама год лежит в коме после родов в Гомеле. Фото: из личного архива
- Беременность проходила хорошо, без всяких осложнений. Рожать направляли в городской роддом, но знакомые посоветовали обратиться в областной - там лучшие условия. Олеся с мужем заплатили за партнерские роды, казалось бы, все должно было пройти хорошо. Собирались делать кесарево, Олеся сказала супругу, что операция назначена на вторник. Она очень тщательно все планировала, продумывала. Но роды начались внезапно…
«МЫ ОБРАТИЛИСЬ С ПРОСЬБОЙ О РАССЛЕДОВАНИИ»
При планировании операции Олесе готовили спинной местный наркоз, женщина предупредила, что у нее аллергия на лидокаин. Анестезиолог внимательно выслушал и подобрал наркоз. Рассказывают, что в ночь на вторник Олесю нашли в туалете - роды начались незапланированно. Женщину тут же отвезли в операционную, сделали общий наркоз (по медицинским документам, это был не лидокаин, а тиопентал натрия и сукцинилхолин), и уже через минуту у Олеси началась сильнейшая аллергическая реакция, отечность, затем наступила клиническая смерть.
- Нам сказали, что она не дышала пять-шесть минут, это время мозг был без кислорода. Роды принимать прекратили, стали ее откачивать. Сердце запустили, и ребенок появился на свет. Мальчику сейчас почти год, он здоров, хотя тоже получил по полной программе, - говорят родители.
А Олесю сразу доставили в реанимацию. После операции она так и не пришла в себя, врачи не смогли вывести ее из комы. Через четыре месяца ее перевели в неврологическое отделение, в итоге Олеся провела в больнице пять месяцев.
- Заключение врачей: анафилактоидная реакция на введение лекарственных средств для анестезии, отек головного мозга, кома, вегетативное состояние… Нам говорили, что будут лечить дочь, проводить реабилитацию. Но потом сказали, что подыскали для нее хоспис, что никакое лечение уже не поможет, остается за ней только ухаживать. Кора головного мозга погибла, и это приговор... Но как же мы ее отдадим в хоспис, а сами будем сидеть дома и спокойно смотреть телевизор? Конечно, мы забрали Олесю. Мы обеспечим лучший уход, - говорит Светлана.
В Украину женщину перевезли в начале марта. С тех пор к постели прикованы и родители Олеси, дома с ней всегда кто-то остается. Больной обеспечивают пятиразовое питание, которое шприцем через трубочку вводится напрямую в желудок. Конечно, постоянно нужно протирать кожу, переворачивать женщину.
Недавно муж Олеси все-таки написал заявление с просьбой о расследовании трагедии. В Следственном комитете пока проводят проверку.
- Мы не обращались никуда, не жаловались, не хотели, чтобы кого-то наказывали, а просили только: ради Бога, спасите ребенка. Верните нам дочь, исправьте свою ошибку! Я и сейчас не желаю никому зла, но просто хотела бы посмотреть в глаза тому анестезиологу, который делал Олесе укол. Но нам сказали, что мы не узнаем, кто виноват и что случилось… Это была не просто халатность, ведь нашей дочери, по сути, больше нет, - плачет мама.
ГЛАВНАЯ ПОМОЩЬ - НАЙТИ СПЕЦИАЛИСТА И КЛИНИКУ
- Мы продолжаем надеяться... Спрашивали в Израиле - там сказали, что лечение возможно, но без каких-либо гарантий, к тому же неизвестно, как Олеся перенесет перелет, поэтому посоветовали поискать клинику в Европе. Нашли в Германии, перевели на немецкий язык все документы, отдали диски, но ответа так и не получили. Конечно, денег надо очень много, но мы их пока не собираем, потому что лечения никакого нет. Сейчас главная помощь, которая нам нужна - найти специалистов, клинику, которая могла бы принять Олесю, - не теряет надежду Светлана.
Хрупкой интеллигентной женщине - учительнице младших классов - тяжело ухаживать за дочерью даже с помощью мужа, самой трудно перевернуть Олесю, помыть голову. Поэтому она была бы рада, если бы где-то нашлась специальная кровать, которыми оборудованы больничные палаты (контакты родителей Олеси есть в редакции. - Ред.).
- У нас жизни нет. Мы уже умерли вместе с ней. Ей всего 30 лет, а она лежит, и я не могу ей ничем помочь, - продолжает горько рыдать мать. - И священники, и экстрасенсы, и травники - все у нас были. Я даже не знаю, верю я или уже нет. Но что же нам еще делать, кроме как надеяться на чудо? В больнице нам так и сказали: мы чудес не делаем, чудеса - это только в церкви.
В декретный отпуск пришлось уйти мужу Олеси, растить сына помогает его мать. И каждую неделю с ребенком супруг приезжает в Украину, чтобы побыть с Олесей:
- Никак не могу добиться оформления ухода, хотя он ей положен, ведь дали первую группу инвалидности. Обиваю пороги - и никак. Говорят, если она не находится в Гомеле, то уход оформить нельзя…

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

170

Похожие новости
20 октября 2017, 12:28
19 октября 2017, 07:42
19 октября 2017, 23:14
20 октября 2017, 16:56
19 октября 2017, 18:56
18 октября 2017, 16:28

Новости партнеров