Главная
Новости Статьи Россия В мире Достижения Польза Вред

Новости партнеров

Новости партнеров
 

Новости СМИ

Новое российское лекарство от коронавируса за 12 000 — дженерик устаревшего японского

Сразу три препарата для лечения коронавируса предложили в последние дни российские фармацевтические компании — «Коронавир», «Авифавир» и «Арепливир». Цены на них кусаются, многие эксперты к их эффективности относятся скептически, а к появлению в аптеках и вовсе с опаской. Между тем, фармкомпании не устают уверять, что высокая цена связана со сложностью производства новых противоковидных лекарств.
Действующим веществом во всех этих лекарствах является фавипиравир и, по сути, это дженерик. Причем выпускают его на еще советских фармацевтических заводах, пишет «Новая газета». Более того, издание отмечает, что фавипиравир — это не что иное, как модицифированный пиразин. Такой вывод следует из описания препарата.
«А пиразинамид — это древнее (1936 г.) лекарство, которым сейчас лечат бедняков от туберкулеза», — пишет автор статьи Юлия Латынина.
По информации издания, до недавнего времени в московских аптеках пиразинамид стоил 179 руб. за упаковку, а теперь пропал. Свою версию происходящим «чудесам» на своей странице в Фейсбук дает политолог Глеб Кузнецов. По его словам, молекула вещества не защищена патентов и российским производителям досталась бесплатно, а поскольку, как уверяет РФПИ (Российских фонд прямых инвестиций), в Японии исследования фавипиравир уже были проведены, то это позволило ускорить и удешевить российский аналог.
Читайте также
Разоблачение: Создан специальный суд, куда смогут обращаться жертвы вакцины от коронавируса Судя по всему, власть ожидает очень много исков от пострадавших
«Молекула простая и очень знакомая химикам и производителям. Сложностей в ее производстве нет. Если совсем грубо — то это добрый (ок, не очень добрый), старый противотуберкулезный пиразинамид (150 рублей за 100 таблеток по 500 мг) с добавлением атома фтора на 6 позицию в пиразиновом ароматическом кольце. Собственно, эта простота и позволяет неограниченно производить препарат на советских заводах по производству старых советских препаратов грошевых вроде пиразинамида или фторхинолонов первых поколений (типа ципрофлоксацина за 50 р 10 таблеток)», — уверен Глеб Кузнецов.
Как предполагает «Новая газета», возможно субстанция, из которой и делался древний пиразинамид по 179 руб.), и пошла на новейшее средство против ковида по 12 тыс. рублей. По мнению Глеба Кузнецова, такая цена, а по госзакупкам она еще выше — «абсолютно беспримерный случай неадекватной, неземных масштабов алчности и стремления переложить деньги в карманы людей, которые даже не удосуживаются привести для той самой алчности хоть какие-то основания». Политолог надеется, что в происходящем разберутся и российские пациенты будут получать препарат по адекватным ценам, а не в десятки раз дороже.
— Это ни в коем случае не добавление или попытка добавить фтор, фторировать старый пиразинамид, — уверен клинический фармаколог и патологоанатом Александр Эдигер.
— Фтор присоединен к пиразиновому кольцу — образует так называемый фторо-3-гидроксипиразин. Тем не менее, это совершенно другой препарат, а не противотуберкулезный пиразинамид. Это другой препарат, с другой фармакологией, с другими свойствами. Осторожно предположу, что некоторая противовирусная активность в нем есть.
Однако у этого препарата, насколько известно из открытой информации, совсем не доказана эффективность для ковида и есть крайне неприятные побочные эффекты, которых достаточно. Это может быть влияние на беременность, на сперму у мужчин и крайне неприятные эффекты, связанные с гепатотоксичностью, то есть с печенью. И за это говорит его не очень завидная судьба в Японии, США и Европе. Поэтому является невероятно странным выбор сразу трех фармацевтических фирм избрать именно это вещество в качестве субстанции для противовирусного препарата. Для меня это колоссальная загадка.
А второй загадкой является то, на что рассчитывают уважаемые маркетологи, пытаясь продвинуть за такие деньги рецептурный препарат, который в идеале надо применять только в условиях стационара, поместив его в аптеки, практически для свободной продажи. Еще и за цену, превышающую минимальный размер оплаты труда.
Набор таких удивительных вещей делает для меня этот препарат неприемлемым для применения и даже для изучения.
«СП»: — Не секрет, что есть препараты, которые и миллионы стоят. А насколько оправдана цена для этого препарата? Неужели так сложно его изготовить?
— Абсолютно точно говорить о себестоимости не приходится, так как я не являюсь технологом и не занимаюсь производством препаратов этого класса. Одно совершенно точно — с учетом исходной молекулы и знания о предшественниках можно смело сказать, что себестоимость будет не велика. В данном случае мы имеем дело с попыткой получения сверхзаработка при производстве этого препарата.
Когда кто-то из менеджеров сказал, что препарат спасает жизни и это является основанием для подобной цены. Хотел бы напомнить менеджеру, что спасающие жизнь препараты находятся в списке ЖНВЛП (Жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты). Если исходить из это логики, то каждый из этих препаратов должен стоить примерно в размере МРОТ. Это экономический крах и для всех нас, и для системы медицины. Поэтому такая аргументация в этой ситуации не работает.
Читайте также
Коронавирус: Когда Россию накроет вторая волна и уйдет первая О дисциплине россиян, инфекционных «приливах» и политических страстях
Есть сверхдорогие препараты. Мы вообще сейчас живем в эпохе появления, развития и применения не просто дорогих препаратов, а сверхдорогих. Это касается, прежде всего, таргетной терапии в онкологии, гематологии, неврологии, иммунологии. На мой взгляд, это одна из тупиковых ветвей развития фармакологии с точки зрения экономики. Надеюсь, когда ковидная пандемия и связанная с ней истерия немного поутихнут, может будет смысл заниматься этим вопросом, потому что эта ситуация реально невозможна. Она кошмарна с этической и с экономической точек зрения.
Профессор, заведующий кафедрой фармакологии факультета фундаментальной медицины МГУ Олег Медведев отмечает, что если в молекулу что-то добавлено, то речь идет уже о новом веществе.
— Соответственно, требуется его патентование и прочее. Любая добавка меняет свойства вещества, требует исследования токсичности и всего остального.
Если взята просто японская субстанция и дано новое название, то это дженерик. Это означает, что кончился 20-летний срок патента на это вещество.
Генеральный директор Ассоциации российских фармацевтических производителей России Виктор Дмитриев не готов комментировать якобы изменение химической формулы противотуберкулезного пиразинамида, но отмечает, что фавипиравир — препарат действительно не новый, и пять лет назад вышел из-под патента.
— Фавипиравир разрабатывался как противовирусный препарат. Однако к нему там отнеслись с большой осторожностью, потому что были выявлены серьезные побочные эффекты. Как жизнеспасающий препарат, его сейчас применяют. Но у многих врачей есть скепсис относительно того, что его надо продавать в аптеках и применять без контроля врачей. Я с этим согласен.

Коронавирус

Информация о коронавирусе у Грудинина оказалась ложной
Голикова рассказала Путину, как избежать новых ограничений
В Подмосковье на 45% выросло число госпитализаций с COVID-19
Юрий Башмет заразился коронавирусом
Все материалы по теме (4037)

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...
130

Похожие новости
20 октября 2020, 14:42
08 октября 2020, 01:28
22 октября 2020, 09:00
08 октября 2020, 10:42
15 октября 2020, 16:28
02 октября 2020, 15:28

Новости партнеров