Главная
Новости Статьи Россия В мире Достижения Польза Вред

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Онкология – процветающий бизнес



Как бы вы отреагировали, если бы вам сказали, что рак излечим, причины его известны, и что существует сотни методов его успешного лечения, некоторым из которых уже около 100 лет? Без сомнения, это, как минимум, вызвало бы у вас удивление и недоверие, a вероятнее всего – довольно эмоциональную реакцию отрицания услышанного. Именно так бы я отреагировал всего каких-нибудь 10 лет назад. Почему же ещё не так давно я с пылом и страстью мог броситься в спор и использовать аргументы из знаний, полученных мной в школе и институте, для опровержения подобного заявления? Тогда я был убежден, что если меня этому не учили и я об этом не слышал, то этого просто не может быть.
Сегодня я воспринимаю такую информацию иначе. Теперь я понимаю, что я был во власти навязанных ложных стереотипов (ложных убеждений), закладывающихся ещё в школе и закрепляющихся на протяжении жизни. Фактически, они представляют собой программу, внедренную в сознание людей, цель которой заключается в том, чтобы человек был не способен воспринимать информацию, радикально противоречащую принятой в обществе.
Намного проще обмануть человека, чем убедить его в том, что его обманывают.
Марк Твен
Освободившись от действия этой внедренной программы, я открыл для себя новый мир, чуть ли не параллельную реальность, где многое кардинально отличалось от моих прошлых представлений. Я понял, что практически ничего не знаю об этом настоящем мире, и занялся самообразованием, поглощая в огромных количествах альтернативную информацию на темы истории, политики, биологии, медицины и онкологии, в частности. Мой кругозор значительно расширился, мировоззрение радикально изменилось, и вскоре у меня появилась потребность поделиться моими новыми знаниями.
Очевидно, что многие даже не представляют себе, насколько отличаются их знания о мире, в котором они живут, от его реальной картины. Я был убежден тогда, что если правильно указать на источник информации или объяснить суть сказанного мною, используя правильные аргументы и достоверные факты, то я легко смогу убедить своего собеседника в правильности альтернативного взгляда. Однако это оказалось довольно трудной задачей. Большинство людей было просто не способно воспринять эту информацию, так как было убеждено, что такие серьезные факты просто невозможно было бы утаить, если бы это было правдой. Таким образом, большинство этих разговоров сводилось именно к такой позиции.
Мне стало очевидно, что информация, поступающая в сознание людей, проходит своего рода систему фильтрации на предмет соответствия предыдущим представлениям о действительности, и если эта новая информация не соответствует им, то она попросту блокируется. Таким образом, получается, что у большинства людей, поступающая новая информация, если она существенно отличается от их прошлых убеждений, просто не доходит до тех отделов мозга, которые могли бы её воспринять, а затем и оценить. С тех пор я заинтересовался вопросом, почему же так много различных людей имеют такую похожую реакцию и как именно достигается такое поведение?
Несколько лет назад в одном документальном фильме, посвященному анализу поведения людей, я услышал интересную статистику. Оказывается, примерно 87% людей, имеют склонность принимать за достоверное, мнение, данное им от источника власти. Сегодня эта информация передается через СМИ и систему образования. Только 13% людей являются природными скептиками и склонны подвергать сомнению получаемую информацию. Они проверяют её и формируют своё мнение независимо от общепринятого мнения. Истеблишмент прекрасно осведомлен об этом и успешно этим пользуется.
Несмотря на то, что я стал встречать много единомышленников, большинство из них пришли к «просветлению» таким же путем, как и я – избавлением от этих внедренных в подсознание ложных убеждений (программ), мешавших восприятию объективной информации.
Это довольно долгий процесс и редко кому удается освободиться от этих навязанных ложных убеждений после одного разговора с осведомленным собеседником. Тогда я пришел к заключению, что ни сила аргументов, ни достоверные факты, ни указание на источники этой новой, противоречащей уже известной информации, не смогут убедить моего собеседника в её правильности. Ведь в сознании такого собеседника всё ещё действовала программа, блокирующая любую новую информацию, которая не соответствует тем представлениям об «истине», которые допустимы с точки зрения истеблишмента.
Подобную реакцию у большинства людей могут вызвать и другие радикальные заявления, например, что вакцины не только бесполезны, но и вредны; или, например, что американцы не были на Луне; что Нью-Йоркские башни-близнецы были взорваны 11 сентября 2001 года в результате заговора в высоких кругах американского правительства, а не разрушились от пожара в результате теракта (последние два заявления шокируют рядовых американцев, с которыми я много общался). У большинства людей включается программа инстинктивного отрицания подобной информации, которое затем сложно преодолеть в последующей беседе, какие бы факты в пользу услышанного не были бы приведены. Мозг уже занял оборонительную позицию и подключил эмоциональный центр, что делает аргументированную беседу практически бесполезной. Включение этой программы эмоционального отрицания происходит после того, как человек услышит что-то, что радикально противоречит тому, что он знает и во что верит. А как человек получил эти знания и веру?
Мировоззрение человека формируется исключительно внешней окружающей средой, а не наследуется генетически. В типографии, когда вы пропускаете белый лист бумаги через печатный станок, на выходе будет получен тот оттиск, который содержит печатная матрица. Каждый родившийся человек попадает под подобную, но уже информационную матрицу – целенаправленно созданную истеблишментом ложную версию реальности, которая формируется через подконтрольные ему СМИ, систему образования, медицину, финансы и другие стороны нашей жизни и которая содержит лишь допустимую для нас информацию, не подвергающую опасности эту навязанную нам версию реальности. Пройдя через воздействие этой информационной матрицы, люди приобретают мировоззрение, угодное истеблишменту.
Некоторые из нас подозревают или допускают, что какие-то моменты истории, определенные научные факты и, зачастую, простое описание истеблишментом сегодняшней действительности может быть искаженным и неточным. Многие готовы признать, что сегодняшнее плачевное состояние медицины обусловлено превалированием в ней финансового интереса, а не желанием искоренить болезни и сделать людей здоровыми.
Некоторые даже понимают, что такая ситуация объясняется сращиванием интересов корпораций (большого бизнеса) и государственных структур. Однако, мало кто из нас может без подготовки оценить глубину того обмана и степень сложности сплетённой из него искусственной реальности, в которой мы живем. Ведь многие её элементы строились поколениями и многие понятия, а также допускаемая истеблишментом версия истории и лженаучные факты вбивались в нас годами, а иногда даже десятилетиями. Мы никогда во всём этом не сомневались, и тут вдруг такое заявление: «Рак давно излечим»!
Многие из нас не знают о том, что, фактически, 95% нашего поведения зависит от нашего подсознания и программ, которые оно использует. Только 5% нашего поведения обусловлено работой коры головного мозга, т.е. сознательной его частью. Конечно, большинство этих программ возникает естественно в процессе реагирования на окружающую среду, воспитание и получение жизненного опыта. Однако существуют специальные психологические методики, которые способны устанавливать в подсознание определенные программы, обуславливающие наше поведение, угодное определенным кругам людей.
Механизм создания у населения определенных знаний, взглядов и даже реакций на определенные события уже давно известен. В 20-х годах прошлого столетия, отец пропаганды Эдвард Бернейс. разработал методы воздействия на поведение масс. Эти методы давно и успешно используются правительствами развитых стран (у диктатур иные методы – там люди знают, что у них нет свобод; при демократии же у людей есть лишь иллюзия свободы).
Одним из таких методов программирования масс, который политики и корпорации используют с очень высокой эффективностью, является метод постоянного повторения лжи, который они позаимствовали у великого оратора Адольфа Гитлера. Он говорил, что чем больше ложь, тем легче в неё поверят люди, если повторять её постоянно.
Если нужно внедрить в сознание населения определенную версию событий или убедить его в достоверности какого-то факта, то достаточно преподнести нужную информацию как уже установленный и проверенный факт, и прокручивать её определенный промежуток времени во всех основных средствах массовой информации. Впоследствии эти версии и лже-факты, попав в книги и учебники, станут неотъемлемыми элементами нашей жизни, оспаривать которые уже будет не только неприлично и оскорбительно, а иногда даже криминально. Так, например, в некоторых европейских странах запрещено практика методов лечения, альтернативных официальной онкологии.
Истеблишмент также учит нас, как надо высмеивать и дискредитировать людей, сомневающихся в официальной, общепринятой «правде» или их утверждениях, подбрасывая и многократно повторяя нам нужные аргументы, которые обычно эмоционально окрашены. Фактически использование этих аргументов переводит разговор в эмоциональную плоскость. Например, если вы являетесь противником вакцин, то вы будете обвинены в том, что из-за вас могут погибнуть дети, которым не будет сделана вакцинация. Если вы посоветуете больному раком альтернативное лечение, то вас обвинят в том, что вы наживаетесь на горе других, или что из-за вас больной потеряет ценное время для лечения и потом уже будет поздно. И совсем уже не важно, что абсолютно никаких научных данных или практического подтверждения этим аргументам не существует, зато их постоянное повторение сделало их «неоспоримой правдой».
Нет никаких сомнений, что такое эмоциональное отрицание и искреннее негодование является результатом действия программы, специально заложенной в наше подсознание. Если эта программа не сработает, то у человека появляется возможность заинтересоваться новой информацией, которая сформирует в сознании картину событий, альтернативную существующей, и тогда произойдет непоправимое – сознание, однажды открывшись, уже никогда не закроется! Человек выйдет из-под контроля истеблишмента и будет принимать решения, используя свои новые знания.
В нашем примере с онкологией будет легко увидеть несостоятельность официальной теории и методов лечения основанных на ней. Информации об альтернативном взгляде на онкологию и натуральных методах лечения рака более чем достаточно и при желании её легко найти. Это и научная информация, и статистика успеха применения этих натуральных методов, а также описания широкого спектра этих методов, как самими авторами, так и их последователями. Таким образом, открытый доступ к такой информации вызовет быстрый крах традиционной официальной онкологии. Именно поэтому медицинский истеблишмент, как в прочем и истеблишмент в целом, понимая, что их позиция не выдержит никакой научной критики и рухнет под потоком неопровержимых фактов, приняли единственно правильное решение – блокировать восприятие людьми любой значимой альтернативной информации. Таким образом, подобное программирование подсознания людей с помощью специальных психологических методов и стало основным барьером для такой информации.
В поддержку этого говорит следующее: внедряется программа многократным повторением, включается моментально от ключевых слов и почти всегда вызывает сильную эмоциональную реакцию (за что отвечает подкорковый центр мозга гипоталамус). Интересной особенностью этой программы является то, что она не позволяет логически воспринимать никакие контраргументы, какими бы вескими они не были. Цепь нейронов, включающихся в диалог, замыкается на запрограммированной подсознательной реакции и не позволяет включаться другим отделам мозга, способным оценить новую информацию. Эта натренированная («промытая») часть мозга выдает одни и те же аргументы, фактически повторяя цитаты телевизионных комментаторов и аналитиков или заголовки газет.
Другой интересной особенностью проявления этой программы является то, что при ее активации создается впечатление, как будто ваш собеседник ведёт диалог с кем-то другим. Он приписывает вам то, чего вы не говорили и абсолютно не способен учитывать сказанное вами. Например, часто разговаривая с противниками альтернативного подхода к онкологии, я слышу от них, что лекари и знахари очень опасны и не могут разбираться в онкологии. Мои аргументы, что многие альтернативные методы лечения, а также научные открытия, противоречащие онкологическому истеблишменту, делались известными учеными, зачастую лауреатами Нобелевских премий, или врачами с долгим стажем работы и научными степенями, тем не менее, остаются не услышанными, сколько бы я их не повторял. Через пару минут, я слышал повтор того же аргумента, что лекари и знахари обманывают больных. Именно такая информация была вложена в эту программу, что и служило причиной постоянного повторения её моими оппонентами.
Конечно же, реакции людей на подобные радикальные заявления отличаются, и встречаются те, кто заинтересовывается настолько, что готов хотя бы выслушать собеседника. Некоторые воспринимают это чаще как дополнение к известной им информации, которая не противоречит официальной версии «реальности». И лишь немногим эти заявления открывают глаза и переворачивают их представления о реальности.
Я привел такой радикальный пример, чтобы продемонстрировать, как действует программа, работающая в нашем подсознании и препятствующая восприятию неугодной информации.
Таким образом, способность воспринимать информацию, которая противоречит нашим знаниям и жизненным устоям, зависит не от силы аргументации, и даже не от интеллектуального уровня человека, а от степени влияния этой программы на его сознание, степени открытости этого сознания и способности избавиться от вложенной в нас программы.
Именно такая реакция (которая является признаком наличия программы) наблюдается у многих людей, когда им говорят, что современная онкология не имеет ничего общего с лечением рака, а представляет собой жестокий бизнес, целью которого является увеличение количества новых клиентов (т.е. пациентов) и постоянная прибыль от уже существующих, а также приток больших денег налогоплательщиков и частных пожертвований на «исследование причин и поиск новых методов лечения и диагностики рака». Эта цель достигается несколькими важными действиями медицинского истеблишмента:
• постоянным запугиванием людей через СМИ о фатальности этого заболевания (для этого активно продвигается генетическая теория рака);
• активной дискредитацией натуральных альтернативных методов лечения онкологии;
• внедрением в общественное сознание мифа о том, что лучшим способом профилактики и борьбы с раком является его ранняя диагностика (сама по себе канцерогенная, очень дорогая и часто неточная), а также распространением других мифов – о скорой победе над раком, растущих успехах в лечении и диагностике;
• блокированием результатов научных работ, которые подтверждают несостоятельность методов и препаратов традиционной онкологии, а также блокированием широкой публикации результатов исследований, подтверждающих положительный эффект натуральных препаратов в борьбе с раком.
Важную роль также играет создание истеблишментом специальной установки в сознании людей, которая практически лишает их возможности быть ответственными за своё здоровье и в результате чего люди перекладывают эту ответственность на врачей. Вот основные постулаты этой установки:
• Врач – это единственный квалифицированный специалист, который может помочь в случае болезни, и только его методы и знания правильны. Медицинское образование долгое и трудное, и поэтому ни сами больные, ни разного рода знахари или целители (а также другие подозрительные специалисты типа гомеопатов, натуропатов и т.п.) не могут владеть необходимой информацией, а также сложным дорогим оборудованием;
• Мы не можем влиять на свои гены, которые в большей степени определяют наше здоровье и приводят к серьезным болезням (как рак, например);
• Заболевания лечатся только фармацевтическими препаратами или врачебными процедурами/операциями;
• Наш организм несовершенен и нуждается в постоянной помощи медицины. Только она может его восстановить или поддерживать в норме.
Учитывая всё вышесказанное, иногда даже очень больного человека, находящегося на грани отчаяния, сложно переубедить в том, что у медицинского истеблишмента, к которому он обратился (врач, клиника, диагностический центр и т. д.) и у больного – разные цели. Больному нужно выздороветь, а медицинскому истеблишменту – сохранить монополию на лечение людей, защитить успешную модель бизнеса и устранить успешные методы, приводящие к быстрому излечению, которые чаще всего являются натуральными и более дешевыми. И врач, как представитель структуры, будет её поддерживать, а также строго контролироваться ею.
Т.е. методы лечения современной медицины не направлены на выздоровление больного, а лишь на временное улучшение его состояния путем устранения симптомов болезни. А если врач отважится использовать «непроверенные» натуральные методы, у него будут серьезные проблемы: от увольнения до потери лицензии и даже тюремного заключения.
Людей разучили быть ответственными за собственное здоровье и делать информативные выборы относительно различных видов лечения. Намного проще доверить своё здоровье и часто даже жизнь чужому человеку, которого выучил и контролирует тот же медицинский истеблишмент.
Из всего этого следует, что саму информацию об альтернативных методах лечения, не принимаемых современной медициной, очень сложно донести до больного. На мой взгляд, проблема в лечении рака заключается именно в этом. Большинство больных раком слышали об альтернативных методах, но эта вложенная в них программа не позволяет рассмотреть новую, противоречащую этой программе информацию. В лучшем случае, больной может начать использовать некоторые альтернативные методы как вспомогательные, на фоне традиционных методов: химиотерапии, лучевой терапии и хирургии. К сожалению, этого почти всегда бывает недостаточно, и в итоге, крайне разрушительное действие этой официальной «тройки» оказывается сильнее, чем тот положительный эффект, который альтернативный подход может дать.
Знакомство больного с альтернативным взглядом на онкологию должно проходить спокойно, без эмоций, желательно поэтапно, чтобы избежать блокирования жизненно-важной информации всё той же программой. Из многих бесед с больными я заметил, что если начинать разговор об альтернативных (правильнее было бы сказать натуральных) методах лечения рака с научных аргументов в их пользу или о некоторых наиболее успешных протоколах, то вся беседа затем могла свестись к одним и тем же вопросам: «Но ведь если бы это было так, то, наверное, давно бы уже так и лечили?» или «Почему же врачи не знают об этом?». Именно поэтому я теперь часто начинаю свои беседы с больными с объяснения истории доминирования аллопатической медицины и политико-экономических причин, сформировавших принципы её работы. Далее следует объяснить, что официальной медицине абсолютно необходимо поддерживать свою монополию в сфере здравоохранения для поддержания выгодного для неё существующего положения дел. Приходится объяснять, что онкологов вовсе не учат излечивать рак, а вместо этого их учат лечить рак путем выжигания, вырезания и травления организма больного. Затем необходимо коснуться псевдонаучности подхода традиционной онкологии и об отсутствии видимых позитивных результатов её методов лечения.
Я считаю, что после такого, пусть и долгого объяснения, у больного будет гораздо больше шансов на правильное восприятие информации об альтернативном подходе к раку и его лечении натуральными средствами.
Однако зачастую и этого бывает недостаточно. Владение информацией само по себе ни к чему не приводит. Только применение полученной информации, часто под наблюдением специалиста – приведет к желаемому результату.
Если подвести итог вышесказанному, то, на мой взгляд, проблема лечения рака заключается в практически монопольном доминировании продвигаемой истеблишментом традиционной онкологии над её натуральными и несравненно более успешными альтернативами.
Следует понимать, что истеблишмент не является спящим и ленивым гигантом. Он очень агрессивно защищает свои позиции с помощью влияния на сознание людей, формируя у них необходимые убеждения, которые фактически становятся подсознательными программами. Так как информации об альтернативном взгляде на онкологию сейчас много и найти её нетрудно, то для истеблишмента главной защитой от такой информации является создание у людей психологического барьера, препятствующего восприятию этой информации.

Онкология – процветающий бизнес

Искусство медицины заключается в том, чтобы впечатлять пациента лечением,пока природа сама не излечит его.
Вольтер
Знаете ли вы, что в онкологической индустрии работает больше людей, чем лечится от онкологии? Ежегодный оборот этой индустрии составляет сотни миллиардов долларов. А теперь задумайтесь: если найдётся, а точнее будет признан, хотя бы один из десятков существующих препаратов или протоколов лечения, который решит проблему рака, то что тогда станет со всеми онкологическими клиниками, диагностическими центрами, врачами, техническим и административным персоналом, а также с производителями дорогого диагностического оборудования, которые задействованы в данной индустрии?
Знаете ли вы, что за одного онкологического больного американские страховые компании платят в среднем $350,000, при этом за натуральное лечение они не платят ни цента? Курс лечения иностранного пациента в США, Израиле, Англии и других западных странах стоит от $250,000 до $1 млн.! А стоимость препаратов или комбинации препаратов, входящих в курс лечения, составляет от $3,000 до $20,000 в месяц. Прибыль, которую получают фармацевтические компании от продажи одного химиотерапевтического препарата, может достигать 500,000%! Такая прибыль не может быть оправдана большими затратами на исследования и получения патента, так как прибыль этих компаний ежегодно растет и исчисляется десятками миллиардов долларов, а основной статьей их расходов является реклама произведенных ими лекарств, а также лоббирование интересов этих компаний.
Для сравнения, протокол Герсона, имеющий 90% успеха в лечении рака, стоит всего несколько сот долларов в месяц и только $25,000 за короткий курс лечения в клинике в Тихуане, Мексика. Протокол Билла Хендерсона стоит всего лишь $5 в день, а протокол доктора Сиркуса – ещё дешевле. Некоторые методы лечения, проводимые в домашних условиях, могут стоить лишь $50 в месяц.
Наивно предполагать, что официальная онкология, Большая Фарма и купленные ими политики будут искренне стараться излечить рак. Организации типа «Американской Ассоциации по борьбе с раком», британский аналог «Исследования рака Великобритании» и им подобные крупные благотворительные организации по борьбе с раковыми заболеваниями, получают миллиарды долларов дотаций в год. При этом ни цента не тратится на исследование натуральных и гораздо более успешных альтернатив, тогда как все средства (после выплаты огромных зарплат руководству этих организаций) идут на исследования тупиковых направлений, таких как химиотерапия. Очень часто руководители этих «благотворительных» организаций приходят на руководящие посты из Большой Фармы.
Также руководители этих фондов после нескольких лет работы часто получают руководящие посты в тех же фармацевтических компаниях. Поэтому наивно будет ждать от этих якобы независимых организаций, что они будут работать в направлении прекращения своей деятельности. Вот почему одним из основных видов деятельности этих организаций, как и самого медицинского истеблишмента, является борьба с гораздо более успешными альтернативными методами лечения рака, а также дезинформация населения о настоящих причинах развития рака и его профилактики. Ими также контролируется Википедия, что осуществляется с помощью армии проплаченных теневых авторов. Они создают веб-сайты типа QuackWatch19, где все натуральные методы, их авторы и специалисты, применяющие их, подвергаются грубой псевдонаучной критике и дискредитации. Многочисленная армия интернет-провокаторов (так называемых «троллей»), оплачиваемая медицинским истеблишментом и подобными «благотворительными» организациям, активно участвуют в обсуждениях на темы онкологии, вакцинации, пользе или вреде того или иного вида лечения или препарата. Интересующиеся этими темами люди заходят на эти ресурсы за информацией, но зачастую, остаются сбитыми с толку безапелляционными утверждениями этих «работников виртуального пера». Мне часто доводится общаться с ними как на англоязычных, так и на русскоязычных сайтах. И меня всегда удивляла схожесть высмеивающе грубой манеры общения каждого из «троллей» и их очевидно заученные аргументы и нападки.
Несмотря на тот факт, что со времени объявления президентом Никсоном войны с раком в 1971-м году, США тратит на онкологию больше средств, чем какая-либо другая страна, показатели заболеваемости неуклонно растут, рак молодеет, а показатели смертности не уменьшаются уже 40 лет.
Согласно современным прогнозам в Америке, начиная с настоящего времени, в течение своей жизни болеть раком будут каждый второй мужчина и каждая третья женщина. Другие развитые страны также приближаются к подобной статистике. В России статистика заболеваемости раком постоянно увеличивается (сейчас заболевает уже каждый пятый–шестой человек), и если положение дел по решению проблемы в этой сфере кардинально не изменится, Россия скоро догонит Америку по этому незавидному показателю. За годы «войны» с раком обозначилась устойчивая тенденция: чем больше денег инвестируется в онкологию, тем больше больных раком появляется, а чем больше больных – тем больше прибыли Большой Фармы, больше рекламы, политического влияния, приводящих к ещё большим инвестициям.
Можно привести ещё массу примеров в традиционной онкологии, где интересы прибыли большого бизнеса превалируют над здравым смыслом и интересами людей. Приведу только пару таких примеров.
Маммография, которую рекомендуют делать женщинам после 40 лет ежегодно, сама по себе является канцерогенной. Есть исследования, которые доказывают, что с каждой маммографией риск возникновения рака увеличивается на 1–2% ежегодно. К тому же этот метод достаточно дорогой и довольно неточный. Считается, что ошибочные диагнозы ставятся до 40% случаев. При этом существует термография, которая имеет точность диагностики 98%, стоит в 4–5 раз дешевле и является абсолютно безвредной процедурой. Тем не менее, медицинский истеблишмент не внедряет её широкое применение, и найти её можно только в избранных небольших центрах и клиниках.
Другой пример – это тест на ген рака груди, который стоит от $3,000. Несмотря на тот факт, что наличие мутации гена BRAC1 и BRAC2 абсолютно недостаточно для начала заболевания, и что наиболее важным фактором контроля этого гена является питание и другие внешние факторы, этот тест, тем не менее, стал всё шире и шире применяться, и, вероятно, в скором времени будет рекомендован всем женщинам.
Если бы медицинский истеблишмент был заинтересован в профилактике рака груди, то куда проще и дешевле было бы объяснить женщинам, у которых плохая наследственность, что им просто необходимо поменять образ жизни и питания, уменьшить уровень стресса, убрать как можно больше канцерогенов из своей жизни, а также регулярно очищать организм от токсинов. Я убежден, что зная это, гораздо меньше женщин пошли бы на калечащую превентивную двойную мастэктомию (хирургическую операцию по удалению молочной железы), которую официальная онкология пытается популяризировать как метод профилактики рака груди. Что нам предложат дальше? Вырезать одно легкое, одну почку и, тем самым, уменьшить вероятность раковых заболеваний этих органов вдвое? После провокационного заявления Анджелины Джоли в 2013-м году о том, что она в целях профилактики рака удалила себе обе молочные железы, многие женщины стали следовать её примеру. Не успокоившись, в 2015 году она с той же целью удалила себе яичники и фаллопиевые трубы. В Англии уже были случаи, когда её примеру следовали мужчины и удаляли себе простату в целях профилактики рака простаты.
Существуют несколько научных исследований, в которых роль генов в раковых заболеваниях не превышает 2–5%, а остальное – это факторы, включающие эти гены. Этим занимается новая наука эпигенетика, которая доказывает, что наши гены регулируются факторами внешней среды через наше восприятие. Главную роль в этом играет клеточная мембрана, отвечающая за то, какие факторы способны изменить экспрессию генов.
Разве не разумнее работать над устранением 95–98% факторов, чем делать дорогой тест на ген, вероятность мутации которого статистически не так велика, а эффект такой мутации может быть устранен довольно простыми изменениями образа жизни? С другой стороны, позитивный результат этого теста может привести к профилактической двойной мастэктомии (очень дорогой и калечащей операции)!
Надеюсь, что в этих нескольких вышеприведенных фактах и аргументах многие читатели смогут найти ответ на вопрос: «Если действительно существуют эффективные методы лечения рака, то почему же они до сих пор не применяются? Ведь если бы такие методы или препараты существовали, то мы бы, наверное, сразу узнали о них из СМИ, а врачи бы сразу стали их применять?». Суммировать этот ответ можно следующим образом: онкология – это крупнейший бизнес, который жёстко борется за свою монополию, устанавливая полный контроль над методами лечения и диагностики рака, а также с помощью купленных политиков и работников регулирующих учреждений. СМИ являются эффективным орудием, контролирующим информацию по этой теме.
Другой частый вопрос: «Где люди, которые вылечились натуральными методами? Почему о них и от них самих ничего не слышно?».
На этот вопрос я хочу ответить небольшим примером. Недавно я увидел в интернете на «Одноклассниках» обращение от волонтеров за помощью для девочки, больной раком в 4-й стадии. Ей нужно было собрать $400,000 (!!!) на лечение в Израиле. Многие желали ей выздоровления и делали пожертвования на банковский счет. Но находилось также не менее 10–12 людей в течение одного–двух дней, желающих помочь девочке, которые приводили примеры своего исцеления от рака. У большинства был рак 4-й стадии, и врачи уже отказались от них. Кто-то вылечился голодом и уринотерапией, кто-то соками и диетой, кто-то чисткой организма, витаминами и БАД-ами, кто-то молитвами. Все эти методы натуральные. Пусть некоторые из них очень узкие (с точки зрения современной натуральной альтернативной онкологии), а некоторые довольно радикальные, но они помогли людям! Логично было бы волонтерам расспросить этих вылечившихся людей о деталях и свести их с родными девочки. Но получилось обратное – волонтеры грубо запретили этим победившим рак людям оставлять свои послания на той страничке, аргументируя тем, что девочке нужны деньги на лечение, а не «идиотские» советы.
Напрашивается вывод, что многие из нас просто не хотят замечать людей, которые самостоятельно исцелились, используя подобные средства. Большинство ожидает услышать историю выздоровления методами традиционного, а не альтернативного онкологического лечения, т.к. в противном случае рушится их вера в официальную медицину. А в действительности же из 10 больных, победивших рак в 4-й стадии, все 10 будут те, кто лечился натуральными методами. Только в 1–3-й степени рака можно встретить небольшое количество людей, которые вылечились, используя методы традиционной онкологии (хирургию, химио- и радиотерапию). И как говорила известный немецкий ученый и физиолог Джоана Будвиг: «Мы не знаем, вылечились ли эти люди благодаря химио- и радиотерапии или вопреки ей».
Здесь я хочу подробнее остановиться на онкологическом лечении на Западе. Я был свидетелем того, как больных раком детишек привозили «залечивать» в лучшие госпитали Европы. Огромные деньги, выделяемые российским правительством на лечение детей через Русфонд, а также деньги, собранные добрыми людьми в суммах, иногда достигавших $500,000 за одного ребенка, «помогали» лишь госпиталям, в которые этих детей привозили. В большинстве случаев эти больные получали те же самые препараты и те же самые протоколы лучевой терапии. Отличием было лишь то, что лечение продолжалось до конца – т.е. до смерти ребенка в результате осложнений от лечения.
Возможно, многие из вас будут удивлены, но я считаю, что российские онкологи с профессиональной и моральной точки зрения поступают правильно, когда после определенного количества циклов химиотерапии, а также при понимании, что тяжелое лечение не приведёт к положительному результату, они отпускают больного домой. Таким образом, намеренно или нет, они дают больному пусть небольшой, но шанс, что организм восстановится и сам продолжит борьбу с раком, или, не имея другого выбора, больной будет искать другие методы лечения, которые с большей вероятностью приведут к излечению или остановке заболевания.
Многие общавшиеся со мной россияне, победившие рак с помощью народных или натуральных методов, были именно такими «отказниками». Работающие в дорогих госпиталях зарубежные онкологи с радостью примут таких «отказников», если те готовы будут выложить сотни тысяч долларов на лечение. Там будут обходительно и внимательно с ними обращаться, подводя к неминуемому результату. Таким результатом будет смерть от осложнений лечения, которая в 99% случаев будет официально определена как «наступившая в результате агрессивности болезни».
По ходу моих исследований и работы в области натуральных методов лечения онкологии я участвую во многих англоязычных семинарах и блогах, и поэтому постоянно общаюсь с людьми, выздоровевшими от рака 3–4-й степени, и читаю или слушаю их рассказы о том, как и чем они лечились. По моей собственной статистике 19 из 20 таких людей лечились натуральными методами (часто после неудачного и травмирующего традиционного онкологического лечения).
Я прочитал множество книг наиболее известных авторов, которые приводили сотни примеров излечения людей тем или иным натуральным методом. Также известно, что клиники Гарри Хаксли в 30–50-х гг. вылечили десятки тысяч людей его методом. Канадская медсестра Кэйси вылечила тысячи людей своим ессиак-чаем. Макс Герсон и его дочь Шарлотта вылечили тысячи больных, от которых уже отказалась медицина. Клиника Бржинского в Техасе уже более 20 лет занимается лечением запущенных случаев рака антинеопластонами с гораздо более высокими результатами, чем официальная онкология. Доктор Бартон в своей клинике на Багамах успешно лечил многие трудные виды рака изобретенной им иммунной сывороткой. Многие специалисты сегодня успешно используют эти и другие методы лечения рака. Всё это задокументировано и доступно как для официальных организаций, так и просто для интересующихся людей. Очень редко можно встретить тех немногих, которые вылечились после традиционных методов, и, как правило, они победили болезнь не благодаря, а вопреки химио-, лучевой терапии и хирургии, разрушительно действующих на организм в целом и на иммунитет в частности. И чаще всего – это люди, которые были неправильно диагностированы, например, при ошибках маммографии или при лечении бессимптомных, крайне редко переходящих в злокачественную форму опухолей, типа карциномы молочного протока (Ductal Carcinoma in Situ – DCIS). Женщины с таким диагнозом получают весь арсенал традиционной онкологии и если выживают после него, то пополняют позитивную статистику излеченных от рака. Также это могут быть люди всего лишь перешагнувшие через 5-летний барьер выживания от рака, которых официальная онкология считает выздоровевшими, в то время как вторичные заболевания раком, вызванные традиционными методами лечения, зачастую, проявляются только спустя 5–10 лет.
Такой же участи подвергаются и мужчины после очень неточного теста PSA на рак предстательной железы. Этот рак, даже когда диагностирован правильно, имеет очень медленный рост. Если этот рост не будет ускорен разрушением иммунитета и других важных систем организма, то рак простаты может оставаться бессимптомным в течение десятилетий.
Несмотря на неточность этих обследований, приводящих к ложным диагнозам или «залечиванию», когда этого не требуется (в случаях предраковых состояний, таких как DCIS или медленно растущих опухолей простаты), официальная онкология не только не собирается менять свои диагностические методы, приносящие ей миллиарды долларов в год, но напротив, – старается охватить всё больше людей этими якобы профилактическими обследованиями. За последние 10 лет более 1 миллиона (!) женщин в США были ошибочно диагностированы и пролечены от рака. Видимо, такое положение вещей устраивает медицинский истеблишмент и большой бизнес, который его контролирует, ведь чем больше людей обследуется и получит диагноз рак, тем больше будут прибыли.
Отрывок из книги Бориса Гринблата "ДИАГНОЗ - РАК: Лечиться или жить?»

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

335

Похожие новости
13 декабря 2018, 09:56
06 декабря 2018, 14:14
05 декабря 2018, 12:42
13 декабря 2018, 11:14
07 декабря 2018, 19:42
12 декабря 2018, 18:28

Новости партнеров