Главная
Новости Статьи Россия В мире Достижения Польза Вред

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Петербургский хирург спасает от рака пациентов, которых считают неизлечимыми

Евгений Левченко доказывает, что четвертая стадия это не приговор [фото]
«ПЕРЕНЕСУ! ВЫДЕРЖУ!»
Голос 92-летней женщины на пороге НМИЦ онкологии им. Петрова в Песочном звучал бодро:
- Я профессиональный рентгенолог и хорошо знаю, что у меня рак. Сделайте мне операцию. Я обошла все больницы. Мне везде отказывают - боятся возраста. Но без операции я погибну! Сделайте мне ее, пожалуйста.
Рядом со старушкой стоял 93-летний супруг. Мужчина держал жену за руку. Умоляюще глядел в глаза. Отговаривал:
- Милая, ты не перенесешь ее.
- Перенесу! Я выдержу, Евгений Владимирович, выдержу!
Евгений Владимирович Левченко - заведующий торакальным отделением НМИЦ онкологии имени Петрова. Его стаж - 27 лет, а в послужном списке более пяти тысяч операций. Он согласился прооперировать пенсионерку.
- Женщина не обманула - выдержала. Я сделал ей билобэктомию (удаление двух долей легкого, - прим. автора), - рассказывает «КП» Левченко. - С пациенткой все в порядке. Живет и здравствует.
Евгений Левченко заведует торакальным отделением НМИЦ онкологии имени ПетроваФото: Александр ГЛУЗ
ОТЧАЯНИЕ И СПАСЕНИЕ
Недавно хирурга наградили премией фонда имени академика Перельмана. Он спас девушку, у которой была четвертая стадия рака. Фактически вытащил с того света.
В 2009 году Ирине С. из Псковской области поставили диагноз остеосаркома (рак кости). Химиотерапия результата не дала. Пришлось ампутировать ногу.
- Официально это называется «хирургией спасения», - говорит Евгений Владимирович. - Но я называю это «хирургией отчаяния»...
Смысл в том, чтобы удалить больной орган и сохранить жизнь организму. Но в случае с Ириной, которую почти все медики признали неизлечимой, это не помогло. Саркома дала метастазы в легкие - около семидесяти очагов. Можно было вырезать их вручную, но шанс рецидива составил бы 100 процентов - слишком много метастазов. Врачи использовали другой метод - изолированную химическую перфузию.
- Легкое полностью выключается из кровообращения. Орган как бы живет отдельной жизнью, не сообщаясь с организмом. Мы вводим химиопрепараты, дозы которых завышены в сотни раз, и в 99 процентах случаев они ликвидируют не только метастазы, но и микрометастазы, - рассказывает хирург. - Зачем нужно «отключать» легкое? Не все органы могут перенести высокодозную «химию», а ткани легкого могут. Но если его не «отключить», то лекарство просочится в костный мозг и желудочно-кишечный тракт. И пациент погибнет.
Ирину прооперировали девять лет назад. С тех пор ее ничто не беспокоит, разве что иногда приходится приезжать на плановые обследования.
Рекорд Евгения Левченко - 18 с половиной часов за операционным столом. ФОТО: предоставлено НМИЦ онкологии им. Петрова
«В РОССИИ ДЕЛАЮТ ТАКИЕ ОПЕРАЦИИ?!»
Евгений Левченко провел 168 таких процедур.
- Помню одну девушку из Великого Новгорода с таким же заболеванием, как у Ирины, - говорит хирург. - Мы сделали ей перфузию одного легкого, но потом больная отправилась в Онкологический центр Техасского университета. Хотела выяснить, правильно ли ее лечат на родине.
Доктор Питер Андерсон тогда спросил у нее:
- Где вам сделали перфузию?
- В России, - ответила пациентка.
- Там выполняют такие операции!? - изумился врач.
- Да.
- Тогда возвращайтесь обратно и сделайте перфузию второго легкого!
- Мы сделали. Вот уже шесть с половиной лет девушка живет без рецидивов. Получила образование и занимается графическими дизайном, - говорит Евгений Левченко. - Это ведь очень сложные операции. Их пытаются выполнять в Европе и Москве, но счет идет всего лишь на десятки подобных процедур... Не все верят в их эффективность, однако мы убеждены в обратном.
Можно ли считать химическую перфузию панацеей?
- Есть пациенты, которым показан этот метод. Не должно быть первичной опухоли и должны отсутствовать ее «представительства» - метастазы в печени, желудке, головном мозге... Только в легких! Да и то: это для обывателя легкие - это легкие, а для нас есть десять сегментов справа и девять слева. Все непросто, - подчеркивает завотделением. - Но всем, кому эта операция поможет, мы ее сделаем. Никакой доплаты за нее не потребуется.
У хирурга много наград. ФОТО: предоставлено НМИЦ онкологии им. Петрова
«РУКОДЕЙСТВИЕ»
Рекорд Евгения Левченко - 18 с половиной часов за операционным столом. Вместе с профессором Дмитрием Пташниковым он «колдовал» над больным с верхушечным раком легкого.
- Нужно было удалить легкое, часть грудной стенки и три позвонка, плюс выполнить протезирование позвоночного столба. Мы зашли в операционную в 09.00 и вышли в 05.00 на следующий день, - вспоминает Евгений Владимирович. - То я, то мой напарник присаживались на стульчик передохнуть. Не ожидали, что операция будет такой длительной, но выполняли ее миллиметр за миллиметром. Я потом еще долго после нее заснуть не мог! Так переутомился.
Доктор полюбил тонкую ювелирную работу с детства. Занимался резьбой и выжиганием по дереву и даже вышивал.
- Слово «хирургия» переводится с греческого как «рукодействие», - замечает Евгений Владимирович.
По его словам, отечественная онкология находится на высоком уровне развития.
- Недавно я был в Японии на конгрессе по раку легкого, - рассказывает Левченко. - Группа местных онкологов посвятила целый доклад «пневмонэктомии с резекцией бифуркацией трахеи и с протезированием верхней полой вены» у одного пациента. Я еще тогда подумал: «Как?! И для них это событие? Может, мне рассказать им о нескольких более сложных случаях из своей практики?». Но я не стал никого разочаровывать (смеется).
По мнению Евгения Левченко, отечественная онкология находится на высоком уровне развития. ФОТО: предоставлено НМИЦ онкологии им. Петрова
ВОПРОС - ОТВЕТ
- Евгений Владимирович, смогут ли люди победить рак?
- Отвечу вопросом на вопрос: а сможет ли человечество быть бессмертным?.. Люди должны от чего-то умирать - это естественный ход. В природе все сбалансировано. Не будет рака, тогда активизируется ВИЧ или что-то еще... Звучит парадоксально, но мы сами поддерживаем онкологические заболевания. Еще в начале XX века рак легкого был чем-то из ряда вон выходящим. Студенты всех институтов сбегались посмотреть на легкие, пораженные раком... А сейчас у нас просто пандемия! Почему? Во время Первой мировой войны табак стали использовать в качестве допинга, и началась эпидемия курения. Плюс сильная загазованность. Вот мы и получили.
- И никогда не найдется лекарства, которое будет бить наповал?
- Задача трудная. Несколько лет назад стали выпускать таргетные препараты - думали, победа. Но это оказалось не так. Опухоли приспосабливаются. Ученые выявляют и подбирают терапию к одной мутации генов, но через год-два на фоне этой терапии возникает новая... С одной стороны - это замкнутый круг, а с другой - возможность продлить жизнь на эти год-два и, может быть, дождаться появления следующего препарата.
- Как не заболеть раком?
- Это до сих пор загадка, но один совет я дать могу. Ночью в организме синтезируется мелатонин - регулятор суточных ритмов, обладающий и противоопухолевым эффектом. Он вырабатывается только в темноте, поэтому ночью нежелательно смотреть на свет. Так что днем нужно бодрствовать, а ночью - спать.
Евгений Левченко - автор 133 научных работ и 12 патентовФото: Александр ГЛУЗ
СПРАВКА «КП»
Евгений Владимирович ЛЕВЧЕНКО. Доктор медицинских наук. Автор 133 научных работ и 12 патентов. Его супруга - врач-химиотерапевт с 20-летним стажем, старший сын - торакальный хирург, а младший - студент медицинского университета им. И.П. Павлова. Евгений Левченко выполнил первую в мире операцию по пересадке трахеи, которая на 95 процентов состояла из тканей самой пациентки и лишь на 5 процентов - из хирургического материала.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

250

Похожие новости
24 апреля 2018, 03:00
20 апреля 2018, 19:14
24 апреля 2018, 17:56
24 апреля 2018, 17:56
25 апреля 2018, 09:14
22 апреля 2018, 18:00

Новости партнеров