Главная
Новости Статьи Россия В мире Достижения Польза Вред

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

«Подняли одеяло – а там такое!»: сын воронежской пенсионерки рассказал, как ей ампутировали здоровую ногу

Андрей Дронов поделился с «КП» своей версией произошедшего
- Все ложь. От начала и до конца. Нас выставляют какими-то монстрами. Это кошмар. Сами упустили ситуацию, а теперь пытаются замазать грязью других, чтобы очиститься, - возмущается Андрей Дронов, сын 89-летней пенсионерки, которой, по словам родственников, вместо больной ноги отрезали здоровую.
Инцидент произошел 4 ноября в городской больнице № 3, где ранее в теле воронежца Александра Дмитриева, возможно, оставили марлевую салфетку длиной 15 сантиметров, из-за чего мужчина мучился болями целый год.
На этот раз жертвой вероятной врачебной ошибки стала Мария Дмитриевна Дронова. В прошлом заслуженный работник образования. Долгие годы она работала в воронежской средней школе № 11. Преподавала математику, затем вышла на пенсию.
«Ампутировать надо только правую ногу»
- У мамы уже порядка десяти лет болезнь сосудов. Название трудно выговаривать: облитерирующий эндартериит. Сосуды со временем сужаются. Это и привело к гангрене. В частности, правой ноги. Мама периодически проходила лечение в железнодорожной больнице. Последние два года стала чаще: один раз в три-шесть месяцев. Последний раз была в конце августа. Тогда ей сказали, что правая нога в не очень хорошем состоянии, что болезнь прогрессирует, и может понадобиться удаление. Врачи предлагали ампутирование, но она категорически отказалась. Надеялась на улучшение, - рассказывает Андрей Дронов.
Сын с начала двухтысячных живет в Санкт-Петербурге, но регулярно приезжает в Воронеж проведывать родственников. За Марией Дмитриевной ухаживала сиделка, а также второй сын с семьей. Переезжать к ним пенсионерка не хотела.
- В конце сентября болезнь стала стремительно развиваться. Маме несколько раз выдавали направление на операцию, но она не соглашалась. Брат позвонил и рассказал о ситуации. Но все-таки мы ее уговорили. Вечером 3 ноября мы с женой приехали. Вызвали знакомого врача, который наблюдал маму все эти годы. Он осмотрел ее и сказал, что ампутировать надо только правую ногу. Мы переживали и о левой. Она выглядела немного опухшей и была влажной. Доктор сказал, что это всего лишь отек. Из-за боли мама находилась в сидячем положении или лежала на боку несколько недель. Не могла полностью выпрямить ноги. Лимфа не циркулировала правильно. По словам врача, через несколько месяцев после операции левая нога пришла бы в норму. Мы выдохнули, - добавляет Андрей Дронов.
Воронежская городская больница №3.Фото: Юрий КОЗЛОВ
«Лучше сгнить заживо?»
Направление Дроновы получили еще накануне в 17-й поликлинике. А утром 4 ноября повезли пенсионерку в городскую клиническую больницу № 2 для операции.
- В приемном отделении нас встретил врач, сказал, что дежурной бригады нет, он один. И нас отправили в больницу № 3. С тем же диагнозом и направлением. Уже на месте сначала нас опросили, потом пришел ответственный дежурный хирург Гегам Оганесян. Попросил родственников выйти в коридор и сказал, что операция тяжелая. И скорее всего, за одной ногой последует вторая. А потом спросил, точно ли мы уверенны насчет ее проведения. На что жена ему ответила также вопросом: «А что, лучше сгнить заживо?»
После, по словам Андрея Дронова, хирург пошел к другим пациентам, а какой-то сотрудник продолжил заполнять историю болезни. Марии Дмитриевне сделали кардиограмму. Обе стопы забинтовали по щиколотку. На каталке отвезли в палату интенсивной терапии и начали подготавливать к операции.
- Проводила ее Ольга Долудина. Началось все около 15.40. Где-то через час вышел к нам Гегам Оганесян и сказал, что операция закончилась. Все нормально. Вскоре появилась и Долудина. Рассказала о состоянии мамы и разрешила к ней зайти. Первым вошел я. Она сказала мне, что все хорошо. Мол, боли больше нет, хотя она продолжала находиться под наркозом. А потом попросила позвать мою жену Катю. Когда супруга вернулась ко мне из палаты, на ней лица не была. Понимаете? Она еле держалась на ногах. И говорила: «Я не знаю, как тебе это сказать?» Мама попросила ее посмотреть, как удалили ногу. Катя подняла одеяло, а там такое! Мы не будем называть левую ногу здоровой, но она не требовала удаления! – восклицает Андрей.
Состояние ног до операции.
«Так посчитали нужным»
А дальше сын пенсионерки просто не смог сдержаться. Он кинулся в ординаторскую поговорить с врачами:
- Я схватил этого Оганесяна, говорю: «Ты что, сволочь, сделал? Ты убил ее!». Он смотрит на меня ошарашенный. Я спрашиваю: «Вы какую ногу удалили? – Левую. – А надо было?!» Начал искать историю болезни. Увидел заполненный уже здесь лист с фамилией мамы. А там написано, что пациентка поступила с жалобами на боли в левой ноге. Я ему: «Да у вас глаза есть? В направлении что написано? Правая нога!» Потом с кем-то из врачей мы пошли к маме в палату. А когда вернулись - истории болезни не было. Концы в воду. Я вызвал полицию. Просил их изъять бумаги и ампутированную конечность, чтобы медики не смогли оформить нужное заключение патологоанатома. Увидел, что они ничего этого не делают, поэтому и обратился в Следственный комитет.
Пока Андрей Дронов общался с силовиками, врачи третьей больницы, видимо, общались между собой и с руководством. Потому что вскоре, по словам мужчины, медики сформировали стратегию:
- Сказали, что удалили ту ногу, которую посчитали нужной. То есть человек поступил с черной ногой, как уголь, а они решили, что удалять нужно другую! Приехал главврач Сергей Шамсутдинов, мы показали ему фото, которое сделали накануне, где видна разница между ногами. А он ответил, что ему ситуацию описали по-другому.
На следующее утро главврач и заведующий хирургическим отделением Владимир Хренов встретились с нами для приватной беседы: были я, брат и наши жены. Они сказали, что не знают, как назвать этот факт. Не могут дать название действию своих врачей. В их практике такого не было. Говорили, что это просто ужас, - добавляет Андрей.
Главврач Сергей Шамсутдинов.Фото: Юрий КОЗЛОВ
«Буду бить во все колокола»
Но эта встреча и эти слова остались только между участниками разговора. Официальная позиция больницы другая. Сын пенсионерки вновь затребовал историю болезни и увидел там запись о том, что пациентка обратилась с жалобами на боли в обеих ногах. И гангрена тоже была как на правой, так и на левой.
- Представляете? О чем тут говорить. Теперь начинают троллить именно нас. Мы хотели достойного отношения, а получилось как к мусору. Мама перенесла первую операцию, теперь они настаивают на второй. Она необходима, потому что правая нога, действительно, заражена, но каким будет итог? Я боюсь, что ее могут ампутировать без нашего согласия и присутствия. Они-то хоть сегодня ее запилят. Для них любой исход приемлем. Нет человека, нет проблемы. Но мы тоже не будем сидеть сложа руки. Если мама погибнет, я буду бить во все колокола.
ОФИЦИАЛЬНО
- По факту обращения родственников больной женщины наши сотрудники проводят доследственную проверку. В ходе нее изъяли медицинскую документацию в городской больнице № 3, назначены судебно-медицинские экспертизы. Кроме того, опрашивают медперсонал и соседей по палате прооперированной женщины, - сообщили в региональном СУ СК.
В региональном департаменте здравоохранения ЧП прокомментировали так:
- Пациентка поступила в учреждение с поражениями обеих ног. Состояние левой вследствие острого нарушения кровообращения представляло наибольшую угрозу для жизни больной, поэтому консилиум врачей принял решение о ее экстренной ампутации. Выбор лечебной тактики был обусловлен состоянием пациентки, течением заболевания и сопутствующей патологией. Дать объективную оценку действиям врачебной бригады хирургического отделения БУЗ ВО «Городская клиническая больница №3» могут только специалисты, в т.ч. в ходе судебно-медицинской экспертизы. Департамент здравоохранения проводит проверку фактов, изложенных в СМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

93

Похожие новости
14 ноября 2018, 03:14
16 ноября 2018, 13:00
14 ноября 2018, 20:56
14 ноября 2018, 17:00
14 ноября 2018, 03:14
15 ноября 2018, 15:00

Новости партнеров