Главная
Новости Статьи Россия В мире Достижения Польза Вред

Новости партнеров

Новости партнеров
 

Новости СМИ

Сам принес в больницу отрубленную кисть: как врачи пришили руку красноярцу, начисто срезанную гильотиной

Благодарный пациент каждый год поздравляет с наступающим Новым годом микрохирурга, который провел ему уникальную операцию [эксклюзив kp.ru]
В январе 1998 года жизнь обычного электросварщика из Красноярска Михаила Тестова перевернулась в один момент – мужчине гильотиной отрубило руку. В 50 лет остаться инвалидом не просто потрясение - ужас. На дворе лихие 90-е, а у Михаила семья, которую надо кормить. Но сварщику очень повезло: он попал в руки уникального микрохирурга Вадима Кеосьяна, в прошлом военного врача, сейчас – заведующего отделением микрохирургии Красноярской краевой больницы. Кеосьян пришил Тестову руку, и это была первая реплантация кисти в Красноярском крае.
xHTML-код
Как Михаил Тестов потерял руку.
С тех пор прошло более 20 лет, но врач и пациент до сих пор на связи. Встречаются, созваниваются, поздравляют друг друга с праздниками и вместе вспоминают событие, которое их связало. Нам удалось поговорить с обоими.
Фото: предоставлено Вадимом Тестовым
Как комарик куснул
31 января 1998 года.
Электросварщик АСП «Стальконструкция» (завод металлоконструкций в Красноярске) Михаил Тестов работал на гильотине, резал металл.
Был разгар рабочего дня, когда в цехе шум да гам – грохочет оборудование, снуют туда-сюда люди. Михаил решил поправить гильотину для резки металла - та за что-то зацепилась. Гильотина в долю секунды рубанула по правой кисти.
- Боли сначала не помню вообще – как комарик куснул, - рассказал «Комсомольской правде»-Красноярск Михаил. - Потом смотрю: оба-на - а сустав-то голый. У-у-ужас!
Операция, 1998 год. Фото: предоставлено Вадимом Тестовым
Отрубленная кисть руки упала на «телегу» - так называется часть производственного стола.
- Что делать? Рядом в тот момент никого! Взял я свою отрубленную кисть, руку подмышку спрятал, чтобы кровь не хлестала, пошел по цеху, ребятам кричу: «Скорую» вызовите - руку отрубило». Сначала мастерицу нашу встретил. Она не поверила, говорит: «Ай, иди ты, Иваныч, вечно что-нибудь врешь, кричишь, как потерпевший». Ну, я руку из подмышки и достал. А мастерица – брык и в обморок. Сам не ожидал, что она хлопнется без сознания. Рассердился даже. Мне помощь нужна, а она... разнежилась. Потом смотрю, мужики наши бегут. А они тоже с вопросом: «Где рука?» Ну, я показал. Хотели перетянуть руку травмированную, а я говорю: «А смысл?». Крови почему-то сильно не было. В общем, мы мою кисть завернули в целлофановый пакет, снежком присыпали и на машине одного мастера повезли меня в травмпункт, он был недалеко. Решили, что так быстрее, чем на скорой. Кисть я так с собой и вез.
Вадим КеосьянФото: из личного архива
Боли по-прежнему сильно и не было. Наверно, от шока. А вообще, я сразу настраивался, что все хорошо будет. Считаю, жить надо бодро и настойчиво. Я еще и шутил с мужиками. В травмпункте меня сразу на скорую и в краевую больницу. По пути уже чувствую, плохеть начинает, голова кружится. А едем как-то неспешно. Говорю водителю и врачам: «А чего без мигалок-то, на банкет что ли едем. Давайте, ребята, включайте»… В общем, они на меня посмотрели и стали торопиться.
Про куриную лапку и самонастрой
В краевой больнице Михаилу первым делом сделали рентгеновские снимки. Все это время он был в полном сознании.
- Лежу, операцию жду, - вспоминает Тестов. - Заходит Вадим Тигранович Кеосьян в палату с куриной лапкой и дергает ее за жилки. Я не понял: «Это вы, говорю, вместо моей руки пришьете?!». А он улыбается. Потом я узнал, что это была такая первая операция у нас в крае, и он настраивался так, чтобы каждую жилку чувствовать. 11 с половиной часов меня оперировали. Вот такие пироги.
Шок и полное осознание
- Ему отрубило кисть прямо по запястью, поэтому ее удобно было положить подмышку. А здоровой рукой, левой, Тестов передавил пострадавшую руку, - вспоминает необычную реплантацию кисти Вадим Кеосьян. - Привезли его быстро – часа не прошло. По времени прошел один час всего, кисть была в хорошем состоянии – не раздроблена, края ровные, и это облегчило операцию. Если кисть пробудет в отрубленном состоянии шесть часов, то при хорошо проведенной операции руку можно спасти, но мышцы погибнут. Рука будет «сухой» и малоподвижной. А у нас был шанс сохранить пациенту руку полноценной.
Михаил Тестов после операции. Фото: предоставлено Вадимом Тестовым
Страха и волнения не было. Волнуешься чаще всего при плановой операции, потому что есть время на обдумывание. А когда операция неотложная, и ты знаешь, что кроме тебя ее никто не сделает, времени размышлять нет. Надо действовать.
Буквальный перевод слова «микрохирургия» - малая хирургия. Но это совсем не так, потому что микрохирург обязан обладать целым комплексом узкоспециализированных умений. Он и травматолог - сращивает кости, и нейрохирург, поскольку соединяет нервы, и сосудистый хирург, ведь приходится скреплять и сосуды. А пришить палец, к слову, сложнее, чем кисть – там все сосудики меньше.
Вадим Кеосьян по той операции сделал целый фильм. Ассистент писал операцию на видео, оно сохранилось на компьютере микрохирурга на рабочем столе.
Вадим Тигранович показывает нам:
- Первый этап работы – укорочение костей. Это необходимо сделать, чтобы потом сосуды сшивались без натяжения. Затем кости фиксируются и сшиваются сухожилия, которые располагаются под сосудами. Их надо соединить раньше, потом не доберешься. И уже потом самый важный этап реплантации – сшивание сосудов. Для восстановления кровотока необходимо соединить одну артерию и две вены. И вот когда артерия и вены сшиты, рука становится теплой и розовеет. От того, как сшиты сосуды, зависит успех операции: плохо сошьешь – все насмарку.
После того, как соединены сосуды, можно перевести дух и более спокойно делать оставшиеся сухожилия и нервы. У нас тогда работала бригада врачей: два хирурга, медсестра, анестезиолог и санитар, следящий за расходными медицинскими материалами, - Одиннадцать часов шла операция. Затем в течение недели детально наблюдали за рукой. Двигается рука в первые дни или нет – не самое важное. Первое время, каждые два часа, мы наблюдаем за кровоснабжением – какого цвета и какой температуры кисть. Если бледнеет или синеет, значит, наступил тромбоз артерий или вен, и нужно переделывать. Когда рука точно приживется – это недели через две, пора начинать разработку. Хотя уже в первые дни мы просим пациента двигать пальцами, чтобы не было окостенения, и рубцы у сухожилий не были жесткими.
Обычному человеку кажется, что когда отрубает руку, крови должно быть море. Но это не всегда так.
- Когда сосуды повреждаются скальпелем или стеклом, кровь будет идти долго, - объясняет микрохирург. – А Тестову гильотина как бы запаяла сосуды, плюс в организме запускается механизм тромбообразования. Если наложить салфетку или просто зажать руку и подержать несколько минут, то крови много не будет.
- Как восстанавливался пациент?
- Хорошо. Правда, в течение двух месяцев рука была опухшая, выглядело страшно. Потом постепенно отечность сошла, двигательная функция вернулась. И через два года мы видели, что рука функционирует хорошо.
Спустя 20 лет микрохирург и его пациент общаются, номера «забиты» у обоих в мобильных. Созваниваются по праздникам, обязательно – на Новый год, Кеосьян интересуется состоянием руки, и Михаил Тестов (сейчас ему уже за 70 лет) всегда говорит, что рука работает, потому что мастерски все сделано. Конечно, она не такая сильная, как здоровая, но все-таки целая. Михаил даже разговаривает со своей рукой.
Вадим КеосьянФото: из личного архива
- Сейчас возраст уже - иногда на погоду начинает побаливать, а я ей говорю: «Не ной, шаловливая моя! А то отправлю тебя... обратно!», - улыбается Михаил. – Я ведь ею даже фигушки делать могу. Ну, а если серьезно, рука работает, все могу делать. Вадиму Тиграновичу благодарен и по сей день, и всю жизнь его благодарить буду. Дай ему Бог только хорошего. Золотые у него руки, и человек он золотой.
xHTML-код
Встреча пациента и врача спустя 20 лет.
В ТЕМУ
История Маргариты Грачевой (жительницы Подмосковья, которой муж из ревности отрубил кисти рук), несколько лет назад прогремела на всю страну. Обсуждали ее и в профессиональном сообществе микрохирургов, в котором состоит Вадим Кеосьян (Общество реконструктивной микрохирургии).
Известно, что когда Маргариту доставили в больницу, одна кисть была полностью ампутирована, вторая – не до конца. И врачи местной больницы удаленно консультировались с микрохирургом Тимофеем Сухининым. Сказали, что из ампутированной кисти сделали культю, а ту, что частично отрублена, пытаются сохранить. И были в небольшом шоке, когда специалист сказал, что все надо сделать ровно наоборот. Отрубленную кисть - срочно найти в лесу, потому что ее можно спасти, а ту, что частично отрублена, надо ампутировать.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...
282

Похожие новости
14 июля 2020, 02:14
13 июля 2020, 17:28
14 июля 2020, 02:14
14 июля 2020, 00:00
13 июля 2020, 14:42
13 июля 2020, 21:56

Новости партнеров