Главная
Новости Статьи Россия В мире Достижения Польза Вред

Новости партнеров

Новости партнеров
 

Новости СМИ

Укол для ковида


"Первый русский" предоставил свою площадку для острой дискуссии, в которой зрители смогли услышать две противоположные точки зрения. Модерацию круглого стола взяла в свои руки ведущая Царьграда Елена Афонина. А в научный спор вступили доктор медицинских наук Дмитрий Еделев, врач общей практики Денис Прокофьев, кандидат медицинских наук, вакцинолог Евгений Тимаков.
Их оппоненты: врач-невролог, председатель международной общественной организации "Независимая ассоциация врачей" Алина Лушавина, химик-генетик Елена Кириченко и профессор, военный хирург Денис Иванов.

Вакцинация – это эксперимент или спасение?

Одним из поводов к дискуссии стал иск ассоциации к министерству здравоохранения, в котором содержалось требование "признать незаконной" регистрацию вакцин для профилактики коронавирусной инфекции, вызываемой вирусом SARS-CoV-2. Речь шла о "Гам-КОВИД-Ваке" (торговая марка "Спутник V"), "Гам-КОВИД-Вак-Лио", "ЭпиВакКороне" и "КовиВаке". Однако иск был отклонён Тверским судом города Москвы, не усмотревшим признаков нарушения прав истцов.
Начиная дискуссию, Елена Афонина поинтересовалась у представителей "Независимой ассоциации врачей", какие у них претензии к вакцинам. Но этот вопрос решила ответить Алина Лушавина:
У нас много претензий к вакцинам, потому что это никакие не вакцины, это эксперментальные препараты, которые не прошли клинических испытаний. И то, что сейчас происходит в России и в странах Европы и мира, – это не вакцинация, это большой эксперимент над людьми, как над подопытными кроликами. Как только началась пандемия коронавируса, мы сразу говорили, что это не чума, а паника настолько преувеличена, что появились пациенты с коронафобией. То, что происходит, – это преступление.
На этот эксперимент люди согласия не давали, заключила Лушавина.
Отвечая на эту претензию оппонентов, Денис Прокофьев поинтересовался: от кого считает себя независимой эта "Ассоциация" – от рекомендаций, от доказательных баз?
"Независимы от системы, которая подчиняется ВОЗ, а если эта организация принимает решения, которые вредят людям, мы, врачи, должны возмутиться", – парировала Лушавина.
Денис Прокофьев напомнил, что число смертей от COVID-19 в мире превысило четыре миллиона случаев. Его оппоненты захотели узнать, как диагностируется заболевание. Врач перечислил: результаты ПЦР-теста и наличие иммуноглобулинов в крови. Кроме того, для подтверждения диагноза делается КТ лёгких.
После этого химик Елена Кириченко попыталась устроить экзамен врачу Прокофьеву, но была прервана замечанием профессора Еделева, который порекомендовал ей обратиться хотя бы к "Википедии". Назревавшую перепалку купировала ведущая, предложив участникам вернуться к основной теме дискуссии.
Далее Лушавина заявила:
Вы вводите вакцину здоровым людям, поэтому вы должны доказывать, почему ваша вакцина полезна…. Я не против вакцин, я против клинических испытаний на людях, и то, что мы сейчас обсуждаем, – это не вакцинация.
Дмитрий Еделев предложил противоположной стороне оказать содействие в посещении Центра имени Гамалеи, где они среди прочего смогут увидеть шимпанзе, на которых проходили первые испытания вакцины. На это Алина Лушавина возразила, что в Центр с запросом они уже обращались и просили предоставить необходимую информацию их организации, сотрудничающей с европейскими аналогичными ассоциациями. Однако в этом им было отказано.
Роспотребнадзор и Минздрав постоянно ссылаются на две статьи в научном журнале The Lancet, но эти статьи, утверждает Лушавина, якобы "были с огромными ошибками", и их "осудило всё мировое сообщество".
Кроме того, продолжила невролог, в статьях не прописано, как проходили испытания на животных: "Вакцины от коронавируса пытались придумать и раньше, начиная с 1970 года, и всегда эта история проваливалась, животные погибали".
История проваливалась не поэтому, а потому, что коронавирус переставал быть активным, и разработку вакцины прекращали финансировать, – возразил Прокофьев. – Вы зацепились за то, что не имеет в практической медицине никакого звена. У вас есть какое-то своё независимое мнение, и вам плевать на академиков, на биологов, на вирусологов. Вы пытаетесь продвинуть свою позицию.
У нас нет лекарства от COVID-19, продолжил Прокофьев, есть только симптоматические препараты, которые способны подавить цитокиновый шторм, способны восполнить оксигенацию. Кроме вакцин против COVID-19 нет ни одного действующего средства.

Люди от прививок действительно умирают?

Елена Афонина предложила, поскольку основным вопросом дискуссии является именно вакцина, послушать мнение на этот счёт Евгения Тимакова. Обращаясь к вакцинологу, ведущая попросила его ответить на вопрос: действительно ли препарат не проверен, как утверждают противники вакцинации? Обоснованы ли их претензии?
По мнению Тимакова, противники так и не привели ни одного научно обоснованного доказательства того, что вакцина опасна.
У нас есть научные публикации, две недели назад мы опубликовали работы по испытаниям наших вакцин в Аргентине, в Сан-Марино, в ОАР. У нас есть данные по гражданскому обороту вакцин, по их эффективности против "дельта"-штамма. У нас нет подтверждённых случаев усиления антителозависимого иммунного ответа, но у нас есть чёткий механизм понимания, как работает вакцина. Мы чётко знаем, как работает коронавирус, какие он вызывает осложнения, ковидные синдромы и длительную инвалидизацию. У нас есть летальность в 4 миллиона человек, что в два раза больше суммарно, чем от ВИЧ и туберкулёза. У нас есть серьёзная ситуация и есть сменённый штамм коронавирусной инфекции.
Делать или не делать вакцину, каждый решает для себя сам, продолжил Тимаков, у каждого своё предпочтение. Но ни одного эффективного лекарства от коронавируса, кроме активных вируснейтрализующих антител и вакцины, сейчас нет.
Елена Афонина напомнила реплику, которая чётко прозвучала со стороны оппонентов Тимакова: "Люди умирают от прививки". "Что вы на это скажете?" – спросила ведущая.
Я на это скажу, что есть случаи летальных исходов после вакцинации, есть временные связи, есть осложнения – это действительно так, – ответил Тимаков. – Эти случаи опубликованы, все они мониторируются, разбираются. Но любое лекарство нередко вызывает последствия. Тот же супрастин может вызвать анафилактический шок.
Далее эксперт рассказал о частоте осложнений после вакцинации. Если говорить о тромбозах, то это один случай на сто тысяч прививок после первого компонента и 1-7 случаев на миллион после введения второго компонента. Если говорить об анафилактическом шоке, то это 1-7 случаев на миллион сделанных прививок.
По факту у нас частота анафилактических шоков среди населения – 4 человека на 100 тысяч ежедневно, вне зависимости от прививок, добавил Тимаков. По его мнению, надо к этим вопросам подходить с научной точки зрения, вне зависимости от предпочтений. И оперировать знаниями и научными терминами.
"Да, векторные вакцины могут вызывать риск образования тромбозов или анафилактический шок, – продолжил эксперт. – Но при грамотном ведении вакцинации, при грамотной профилактике этих реакций, когда мы понимаем, что происходит в организме, этих реакций не будет. Для этого и требуется время, чтобы можно было понять, какие ещё осложнения ждать от прививки".
Но получается, что действительно всё это отслеживание попадает под теорию о том, что на людях ставят большой эксперимент, отметила ведущая:
То есть вы, пусть и опосредованно, но подтверждаете точку зрения своих оппонентов.

А чем надо лечить COVID-19?

Елена Афонина попросила невролога рассказать, чем же надо лечить больных коронавирусом.
"Минздрав выпустил 12 рекомендаций лечения COVID-91. Это законно? На каком основании?" – в свою очередь задала вопрос Лушавина. Фактически ответить на вопрос ведущей невролог не смогла, сообщив лишь о том, что "поначалу ковид лечили шестью антибиотиками", и "сейчас мы лечим коронавирус неправильно".
Получается, что вы не можете ответить на вопрос, как надо лечить, – констатировала Елена Афонина. – Но если вы говорите "так не надо", то вы должны сказать, "как надо". Вы говорите "прививки делать не надо". Хорошо, это ваше мнение, и люди должны его уважать. Но теперь вы говорите, что ковид лечат неправильно.
Лушавина в ответ сообщила, что есть некий профессор Воробьёв, который лечит ковид коагулянтами, самостоятельно разработав схему лечения, но "ни один Минздрав эту схему не взял".
В ходе дискуссии Лушавина утверждала, что решения по протоколам лечения, по противоэпидемиологическим мерам и так далее "принимались не врачами, а министрами". Доводы противоположной стороны в ходе дискуссии отвергались.

А что в итоге?

Завершая программу, Елена Афонина дала участникам возможность сделать очень короткие заявления по теме дискуссии. Евгений Тимаков, взяв слово, отметил, что коронавирус – болезнь серьёзная, вызывает серьёзные последствия. Единственное лечение, которое есть сейчас, – это вакцинация. Разработанные в России вакцины – достойные и эффективные.
Однако у меня очень много вопросов вызывают перегибы на местах, отсутствие индивидуального подхода к пациентам, к ведению статистики по поводу осложнений. Если бы все данные по поводу вакцинации публиковались открыто, у нас бы не вбрасывали не всегда достоверную информацию, – добавил Тимаков.
Затем ведущая предоставила заключительное слово Алине Лушавиной, которая вновь заявила, что то, что сегодня называется вакцинацией, на самом деле является экспериментом над здоровьем людей:
Это генетическая терапия. Это новая технология, и об этом говорят учёные. Она проводится нагло, нахрапом, без исследований, без публикаций. Никаких фактов у сторонников вакцинации нет. Это глобальный эксперимент, от которого надо отказаться.
По мнению Дмитрия Еделева, на сегодняшний день вакцинация является единственным методом профилактики и лечения коронавирусной инфекции, кроме которой в арсенале медиков нет больше ничего.
Елена Кириченко, взяв слово, повторила тезис о том, что "эффективность ни одной вакцины не доказана". В свою очередь Денис Прокофьев напомнил, что за свою жизнь человек делает около 38 вакцин, начиная с детского периода и заканчивая прививками против гриппа. Опасаться здесь нечего – никто бы не стал проводить глобальные эксперименты. Как и любой другой лекарственный препарат, вакцина дорабатывается, она может быть сделана более эффективной. Это единственный ключ к выходу из создавшейся ситуации.
Елена Афонина: Сегодня у наших зрителей была возможность услышать диаметрально противоположные точки зрения и оценки той ситуации и той реальности, в которой мы сегодня существуем. Телеканал Царьград и дальше будет давать возможность высказываться специалистам в своей области. Мы не нагнетаем, мы хотим вам дать реальную картину происходящего. Но делать выводы, принимать решения только вам самим. За вами последнее слово.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...
125

Похожие новости
23 сентября 2021, 10:14
11 сентября 2021, 05:28
10 сентября 2021, 20:00
15 сентября 2021, 06:14
27 сентября 2021, 08:14
19 сентября 2021, 08:56

Новости партнеров