Главная
Новости Статьи Россия В мире Достижения Польза Вред

Новости партнеров

Новости партнеров
 

Новости СМИ

В Новороссийске мальчик начал терять речь после прививки

7-летнему Славику нужна помощь [видео]
Поставить АКДС (адсорбированная коклюшно-дифтерийно-столбнячная вакцина – прим. ред.) решили родители 11-месячного Славика, который уже в полгода произносил фразы похожие на «мама»-«папа». После инъекции у мальчика поднялась температура до 39,5, началась рвота и диарея. Ребенок за неделю похудел на 3 килограмма и начал терять речь, стал замкнутым, перестал смотреть в глаза при разговоре.
С чего все началось
- Страшный контраст: ребенок еще толком сидеть не может, а уже начал пытаться произносить первые слова, мы нарадоваться не могли, как у нас быстро развивается сын, а потом через полгода его зачатки речи превратились в сплошное птичье щебетание, - говорит Ольга Петренко, мама Славика. – Затем мой сын стал замкнутым, не смотрел в глаза, когда с ним разговариваешь. Еще он перестал есть пищу красного цвета. Укусил красное яблоко, тут же тошнота. Беременность протекала без осложнений, но во время родов новорожденный получил травму после 16-часового безводного периода – в результате диагноз кривошея. Нас выписали домой, потом два курса массажа полностью исправили дефект. До 11 месяцев сын развивался даже быстрее сверстников, но потом мы сделали прививку АКДС…
По словам матери, у сына была реакция на вакцину с температурой 39,5, рвотой и диареей. Мальчик похудел и с этого момента начал терять речь. Чуть позже выяснилось, что детям с диагнозом кривошея врачи обычно ставят отвод на такую инъекцию, но было уже поздно.
Когда Славик начал терять речь и странно себя вести, родители обратились в местную детскую поликлинику. Там врачи ставили диагноз «задержка речевого развития». Говорили, мол, до двух лет дети могут не разговаривать внятно, это норма, все будет хорошо, подождите. Но лучше не становилось.
У мальчика в запасе только 97 словФото: из личного архива героя публикации.
- Поначалу я отказывалась от этой прививки, - продолжает Ольга Петренко. – Но на этом несколько раз настаивала наша участковый педиатр. Мол, надо ее сделать, ребенок у вас здоровый, ничего страшного не произойдет, не переживайте. Я не таю зла на врачей и не выступаю против вакцинации. Просто в нашем случае прививка, скорее всего, послужила катализатором потери речи у Славика. Один мой знакомый невролог мне сказала, что у сына мог быть наследственный ген, а препарат мог это спровоцировать. Заболевание могло проявиться у нас позже или затем появиться у внуков. У меня растет еще младший сын, ему прививки делать не буду, не хочу рисковать. Сейчас грипп гуляет, он даже не чихнул.
- Мы не выдержали и поехали в краевой диагностический центр в Краснодаре, - продолжает Ольга. – Там мы услышали страшный диагноз от невролога «Аутизм»! Там же врач предложил мне сдать ребенка в интернат и родить другого! Мы тут же сели в машину и поехали искать других врачей. Наблюдались у нескольких специалистов, нам прописали курс ноотропов, которые не давали результата. С 2 лет подключили логопеда и дефектолога. Когда я вышла из декрета, Славика пришлось отдать в садик, но там он не ладил с детьми, от этого сильно психовал. Казалось, он понимает, что хочет сказать, но его никто не мог понять. А дети очень жестокие, называли его дебилом. Инвалидность ему тогда еще не давали, поэтому в специализированный сад его отдать не получилось. В 4 года добавили занятия с психологом, но все это не помогало. Ребенок сильно психовал, его ровесники в этом возрасте вовсю уже разговаривали с родителями, а он только неразборчиво щебетал. Если ему нужно было подать игрушку или другой предмет, он лишь мог указывать пальцем. В 2016 году мы лечились в Детском отделении неврологии-рефлексотерапии в Самаре. После курса процедур сын начал смотреть на людей, когда с ним разговаривали, но с речью все равно было туго. После обследования нам посоветовали идти к психиатру, и мы поехали в психоневрологический диспансер в Краснодаре. Там врачи сказали, что у нашего сына «Умственная отсталость лёгкой степени с аутоподобным поведением». Прописали нейролептики, сын стал спокойнее и более обучаемым.
Славик готовится к очередному курсу реабилитацииФото: из личного архива героя публикации.
Инвалидность через 5 лет после начала болезни
Инвалидность ребенок получил только в 2017 году, подтверждать ее нужно каждый год. Мальчику тогда было 6 лет, с тех пор он начал ходить в специализированный садик, а затем в спецшколу и 2 реабилитационных центра в Новороссийске, куда без инвалидности не принимали.
- В мае прошлого года мы поехали в реабилитационный центр «Детство» в Москве, - продолжает Ольга. – Там нам сделали курс «Мезодиэнцефальной модуляции». Через 5 процедур мой сынишка сказал «Я тебя люлю»! Это такое счастье! Через 2 месяца он начал разговаривать. В его лексиконе сейчас 97 слов! Но надо еще продолжать лечение. Занятия без терапии результатов не дают. Наш главный враг – время, начни курс такой терапии раньше, наш ребенок давно бы победил свой недуг. Врачи говорят, что у нас есть шанс полностью восстановить речь, тогда ребенок сможет ходить в обычную школу.
Сейчас Славик готовится к реабилитации в ГБУ «Центр патологии речи и нейрореабилитации» в Йошкар-Оле. В мае там ему сделают лазерную терапию и комплекс инъекций. Стоит курс лечения 80 тысяч рублей.
- Раньше мы справлялись сами, но сейчас эта сумма для нас неподъемная, - продолжает Ольга Петренко. – Такую реабилитацию нужно делать несколько раз в год. Я уже обратилась в благотворительные организации и администрацию города. Пока от них нет ответа, объявила сбор средств на помощь моему сыну в Инстаграме.
Жители города-героя собрали уже 34 тысячи рублей. Женщина на странице сына в соцсети выкладывает отчеты о поступившей помощи.
Перечислить помощь 7-летнему Славику можно по реквизитам:
Карта Сбербанка 6390 0230 9038 5608 58
Петренко Ольга Вячеславовна
xHTML-код
В Новороссийске мальчик начал терять речь после прививки.Источник: архив героя публикации
КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА
- Я думаю, что именно в этой ситуации вакцина могла спровоцировать развитие болезни, - говорит Владимир Коренко, врач, кандидат медицинских наук. – В ребенке, скорее всего, было что-то заложено, а прививка стала катализатором для развития недуга. Эта проблема могла проявиться у мальчика позже и без инъекции. Есть зарегистрированные случаи, когда после такой прививки начинается аллергия или аналогичная реакция организма, как у Славика. Статистика по таким ситуациям может быть занижена, потому что официально доказать, что именно от АКДС пациент стал проявлять аутоподобное поведение, не всегда удается. Благодаря этой вакцине в свое время у нас вообще практически не стало коклюша и дифтерии. А если эту прививку ребенку не сделать и он погибнет от одной из этих болезней, что тогда? Поэтому обвинять именно вакцинацию во всех бедах неправильно. Скорее всего, мальчика могли не дообследовать местные врачи и поэтому не поставили верный диагноз сразу, чтобы сделать отвод от вакцины и исключить такие последствия. Тут стоит вопрос в другом - о качестве диагностики, а не вреде прививок.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...
240

Похожие новости
17 июня 2019, 02:42
13 июня 2019, 10:00
17 июня 2019, 19:42
15 июня 2019, 13:14
13 июня 2019, 18:56
17 июня 2019, 13:42

Новости партнеров