Главная
Новости Статьи Россия В мире Достижения Польза Вред

Новости партнеров

Новости партнеров
 

Новости СМИ

Вкус перемен: как люди с ментальными нарушениями работают в общепите

© Фото : из архива кафе "Время перемен"
МОСКВА, 19 ноя — Людям с ментальной инвалидностью в России сложно найти работу. Принимать их в трудовой коллектив пока мало кто готов. Редкое исключение — инклюзивные кафе, открывшиеся в Санкт-Петербурге и Махачкале. Однако глобально проблему это не решает, что признают и авторы этих проектов.

Особые сотрудники

На набережной Фонтанки в Санкт-Петербурге есть кафе с забавным названием "Огурцы". Внутри все утопает в зелени — словно оазис посреди ноябрьского Петербурга. За столиками греются фрилансеры с ноутбуками — привычная обстановка для такого заведения.
Кофе корреспонденту РИА "Новости" приносит девушка с очень русской красотой: длинные волосы, заплетенные в косу, светлые глаза, веснушки. Анне Лысковой 21 год, она в "Огурцах" три месяца — помогает на кухне шеф-повару. У нее ментальное расстройство и нарушена речь.
Она рассказывает, что раньше общаться с людьми ей было очень сложно. Впрочем, получить среднее образование и поступить в колледж это не помешало. Изучала конструирование, моделирование и технологию изделий из кожи, но после выпуска работать по профессии не смогла.
© РИА Новости
Анна Лыскова
"Это тяжело и сложно — стучать и клеить, — объясняет девушка. — На кухне у меня получается лучше. Готовить я училась дома — маме помогала. А здесь делаю сырники, пряники, чищу и режу яблоки, картошку. Мне нравится, но пока не думала, хочу ли заниматься этим дальше".
Нарушения психики и интеллекта — еще у двенадцати сотрудников кафе. У каждого "особого" собственный график — в зависимости от тяжести заболевания. Например, Аня работает три дня в неделю по четыре часа.
Вечером, когда посетителей немного, Аня и коллеги выходят в общий зал, садятся на большой диван, как в сериале "Друзья", и непринужденно болтают. Аню внимательно слушают, хотя понять ее речь порой непросто.

Обычное кафе

"Огурцы" открылись в начале декабря 2019-го на базе инклюзивных мастерских "Простые вещи", где людей с особенностями развития психики и интеллекта обучают по шести направлениям: кулинария, швейное и столярное дело, керамика, графический дизайн и арт-студия.
Идея в том, чтобы люди с ментальной инвалидностью не только работали, но и социализировались, общаясь с коллегами и посетителями.
© Фото : Виктория Самойлова
Кафе "Огурцы"
"Мы хотели создать открытое пространство, куда сможет прийти любой, — говорит основательница "Огурцов" и "Простых вещей" Мария Грекова. — Но понятно, что желающих заглянуть в инклюзивные мастерские гораздо меньше, чем посетителей какого-нибудь кафе. Так возникли "Огурцы". В команду вошли особые ребята из мастерских, которые хорошо себя проявляли. А также — профессиональные повара, бариста, администратор".
По словам Грековой, работа с такими людьми требует терпения.
"Кому-то сложно действовать в режиме многозадачности, — уточняет она. — Например, человек идет на кухню с одним заданием, а там ему дают другое, и в итоге он про оба забывает. Или научили работника варить кофе: десять раз повторили, наконец стало получаться. Но если вдруг он заболел и неделю отсутствовал, скорее всего, надо начинать заново. Наши профессиональные сотрудники должны быть к этому готовы".
"Огурцы" позиционировались как первое в России инклюзивное кафе. Впрочем, случайные посетители не в курсе: нигде это не написано, а все ребята, работающие здесь, дееспособные.
"Наша позиция: мы — обычное кафе. Посетители должны приходить потому, что тут хорошо, а не чтобы кого-то поддержать, — подчеркивает Грекова. — За все время только однажды гость негативно отреагировал на нашего сотрудника".
Предприятие вышло на самоокупаемость за три месяца. Потом, как и у всех в общепите, наступили сложные времена из-за карантина. Но летом, после снятия ограничений, ситуация нормализовалась.
"Кафе задумывалось как самодостаточный бизнес-проект, которому не нужны благотворительные ресурсы. Пока нам это удается. Все получают зарплату. Заработок особенных сотрудников зависит от времени и возможности включения, но в среднем это около 150 рублей в час", — добавляет Мария Грекова.

"Аккуратные и педантичные ребята"

Похожее социальное кафе под названием "Время перемен" открылось в апреле 2019-го в Махачкале. В отличие от "Огурцов", проект не ориентирован на получение прибыли, отмечает его основательница Айшаг Гамзаева — руководитель Дагестанской региональной общественной организации помощи инвалидам "Жизнь без слез".
© Фото : из архива кафе "Время перемен"
Команда кафе "Время перемен"
"Главное для нас — дать особенным людям возможность себя реализовать. Раньше мы существовали на гранты и благотворительные пожертвования. Сейчас уже вышли в ноль, но аренду и зарплату выплачиваем благодаря государственным субсидиям. Мы сразу о себе заявили как о социальном проекте, поэтому к нам даже с другого конца города приезжают, чтобы поддержать", — рассказывает Гамзаева.
Во "Времени перемен" сотрудники с психическими нарушениями работают официантами, помощниками повара, посудомойщиками. Один молодой человек с ментальным заболеванием специализируется на приготовлении пиццы. Получают около 15 тысяч рублей — при средней зарплате по Дагестану в районе 21 тысячи.
"У нас в республике плохо развита доступная среда, но народ очень доброжелательно относится к особенным людям, никто их не считает изгоями, — продолжает Гамзаева. — Однако поначалу самым сложным для них была именно коммуникация с посетителями. Они ведь выросли в изоляции от общества. Но со временем привыкли — включаются в разговор, некоторые даже шутят с гостями".
Гамзаева признается: бывают и промахи — кто-то столы перепутает или что-то уронит. На такой случай в зале всегда есть администратор, который урегулирует проблему.
"Очень сильно переживают неудачи. Важно сразу дать понять, что никто не будет ругаться и никого не уволят", — добавляет она.
© Фото : из архива кафе "Время перемен"
Команда кафе "Время перемен"
Еще один подобный проект планирует реализовать в Череповце глава общественной организации "Будущее есть" Юлия Жильчикова — ищет сейчас инвестиции для старта.
"У нас есть аккуратные и педантичные молодые люди с аутизмом, которые могут прекрасно работать, — объясняет она. — В Череповце найти место они не могут, и на это горько смотреть. Даже если трудоустроим хотя бы двух-трех, это уже большое достижение".

Санитары и дворники

По данным Федерального реестра, в России 11,76 миллиона инвалидов. Трудоустроены 906 тысяч — всего 26 процентов. Отдельная статистика по занятости людей с ментальными нарушениями не ведется.
По закону российские компании обязаны принимать работников с ограниченными возможностями: квота — от двух до четырех процентов в зависимости от общего числа сотрудников. Однако, как поясняют специалисты, многим компаниям проще заплатить штраф, чем нанимать инвалидов: это связано как с неподготовленностью мест, так и коллектива. При этом у работодателей есть законное право отказать в трудоустройстве, если у них нет должности с простым функционалом, а особенному кандидату не хватает квалификации.
"На практике люди с ментальными нарушениями попадают только на самую непривлекательную работу, — говорит Светлана Мамонова, директор по внешним связям общественной организации "Перспективы". — В основном санитарами в больницу или дворниками".
По ее словам, появление таких проектов, как "Огурцы" или "Время перемен", — большой шаг, но всероссийскую проблему это не решит.
"Это социальные проекты, изначально ориентированные на особенных, — рассуждает Мамонова. — Не интеграция инвалидов в прибыльное коммерческое производство. Например, система трудоустройства людей с психическими нарушениями хорошо налажена в Германии. Там их берут в разные компании — от ресторанов и гостиниц до технологических производств. При этом 70 процентов зарплаты им компенсирует государство и только 30 процентов платит наниматель".
Мамонова подчеркивает: у сотрудников с ментальной инвалидностью обязательно должен быть куратор, а государство обязано поощрять предпринимателей, готовых принимать таких людей на работу.
Этот формат дагестанские общественники обсуждали в сентябре 2020 года с руководством республики.
"Каждый раз открывать специальное кафе очень сложно, — поясняет Айшат Гамзаева. — Нужны деньги, человеческий ресурс, все должно соответствовать требованиям Роспотребнадзора. Мы предложили главе республики идею: обучать людей на базе нашего кафе, а затем уже интегрировать в работу других заведений общепита".
Рестораторы Махачкалы выразили заинтересованность в сотрудничестве, но при условии, что правительство выделит средства для заработной платы.
Власти, по словам общественников, пока лишь "взяли вопрос на заметку".

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...
56

Похожие новости
05 декабря 2020, 16:56
05 декабря 2020, 15:14
05 декабря 2020, 19:42
05 декабря 2020, 15:14
05 декабря 2020, 19:42
05 декабря 2020, 15:14

Новости партнеров