Главная
Новости Статьи Россия В мире Достижения Польза Вред

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Жительницы Санкт-Петербурга после «волшебного чая» в клинике стоматологии остались без зубов

В отношении чудо-доктора, лечившего пациентов, возбуждено уголовное дело
Еще одна пациентка «зубной феи» из Петербурга решилась рассказать свою историю. Женщина-врач утверждает, что попала к Эмме Калмыковой – стоматологу, которую обвиняют в мошенничестве в особо крупном размере, оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности, и умышленном причинении вреда здоровью средней тяжести пяти пациентам, – с одним больным зубом. А осталась без единого.
ЗВЕЗДА КАФЕДРЫ
Врач-педиатр, аллерголог Марина К. трудится в Институте экспериментальной медицины, имеет ученые степень и звание. В начале 2014-го у женщины, тогда еще 51-летней, стал разрушаться зуб на нижней челюсти. На него опирался небольшой протез. Марина обратилась к своему стоматологу. Доктор успокоил: зуб просто нужно укрепить. Но так как Марина переносит не все стоматологические материалы, направил ее на консультацию по подбору металла.
Так женщина оказалась в Северо-Западном государственном университете имени Мечникова на кафедре ортопедической стоматологии. Принимала доцент Ирина Войтяцкая (сейчас ее и ее коллегу Татьяну Лопушанскую винят в том, что они направляли пациентов к Калмыковой специально. – Прим. ред.).
Эмма Калмыкова.
– На консультацию к Войтяцкой я приехала с полным доверием: она врач со степенью, я врач со степенью, – вспоминает Марина. – Но вместо подбора металла Войтяцкая сделала мне исследование прикуса и направила на лечение в клинику «Берикет» к Калмыковой. Я не поняла, для чего, ведь мне нужно было лишь подобрать материал для одного зуба. Но Войтяцкая напугала, сказав, что с такими нарушениями прикуса я скоро останусь совсем без зубов и буду страдать от проблем во всем организме. А Калмыкову расписала как лучшего специалиста в городе по решению проблем с прикусом.
ЧАЙНАЯ КОМНАТА
Первое впечатление от стоматологии «Берикет» на Будапештской, 11 – а там располагаются магазины, различные конторы и даже пивная – у Марины было смешанное. С одной стороны, довлел авторитет Войтяцкой. С другой, клиника работала на третьем этаже торгового центра, ко всем клиентам сразу обращались на «ты», а это явно смущало.
– Калмыкова сказала, мол, «сделаем снимочек, а дальше решим». Сделали. И она сообщила, что нужно обтачивать все зубы: только так можно вылечить височно-нижнечелюстную дисфункцию, – вздыхает женщина. – На мое удивление объяснила: чтобы восстановить прикус, придется удалить несколько зубов, проще вообще «сделать» все зубы заново.
Признаться, улыбка у Марины была не идеальна, поэтому «раскрутить» ее на тотальное протезирование, тем более после визита к Войтяцкой, было проще, чем большинство пациентов стоматологических кабинетов. Вот только менять все зубы на протезы у Марины не было ни денег, ни желания.
Сверху конструкция держится, но разрушительный процесс идет под ней. Фото: Предоставлено Мариной К.
– Когда я попыталась сопротивляться, стала настаивать на лечении одного зуба и реставрации имеющейся конструкции, меня пригласили в чайную комнату и напоили каким-то чаем, – делится пациентка. – При этом Калмыкова подбирала ко мне психологические ключи. А поскольку я люблю писать научные статьи, она и подход нашла с этой стороны: пожаловалась, что ее притесняют на кафедре, что не дают защититься, не разрешают зарегистрировать патенты под своим именем, и попросила помочь с написанием обзора литературы для диссертации.
БЕЗ СОПРОТИВЛЕНИЯ
Деньги на лечение пришлось занимать у родственников. Теперь Марине известно, что истории были для каждого свои. Но непременно животрепещущие, за тортиком с чаем и в дружеском тоне. С пациенткой Калмыкова беседовала о науке и о своих сыновьях, старшему из которых якобы не позволили поступить в петербургский вуз из-за национальности, просила помочь.
– Каждый раз чаепития совпадали с моментами, когда я начинала приходить в себя и понимать, что происходит что-то странное, – признается женщина. – Например, однажды я заподозрила, что доктор не взяла новый стерильный стоматологический набор, и сказала ей об этом. После этого меня снова «обработали» в чайной.
Однажды у дочери Марины разболелся зуб, и мама привезла ее в «Берикет». Молодая женщина посидела в кресле Эммы Алексеевны, выслушала страшный диагноз о патологической стираемости зубов из-за неправильного прикуса, но лечиться там не стала. Более того, тщетно попыталась отговорить от визитов в клинику и Марину.
Калмыкову расписали как лучшего специалиста в городе по решению проблем с прикусом. Фото: Личная страница Эммы Калмыковой в "Фейсбуке"
Потом то же самое повторилось, по утверждению Марины, и с ее коллегой. Ей тоже Калмыкова якобы предлагала тотальное протезирование. В других клиниках дочери Марины просто поставили пломбу, а коллеге удалили зуб мудрости. Проблемы с прикусом у обеих, по информации пострадавшей, не проявились до сих пор.
«ПРИТИРКА ИДЕТ»
К июлю 2014-го Марину окончательно «вылечили»: поставили по цельной конструкции на верхнюю и нижнюю челюсть. И ту, и другую держали обточенные корни зубов, коронки и вкладки.
– Через три недели сверху откололся кусок керамики, образовался острый угол: видимо, прикус был сделан слишком криво, – вспоминает Марина. – Калмыкова объяснила, что это нормально: «притирка идет». Хотя коронки эти были уже постоянными. Спустя неделю там же откололся еще кусок. Через месяц обнажилась металлическая часть коронки, спустя полгода – вся вкладка.
Параллельно, по словам Марины, шла расцементировка коронки крайнего зуба, на котором стоял нижний мост, причем началась она через полтора месяца после установки конструкции.
Десна вокруг воспалилась, сильно разболелась, – рассказывает женщина. – Но врач сказала, что сделать ничего нельзя: нужно, мол, подождать, пока расцементируется полностью, тогда можно будет все снять и приделать заново.
В январе 2015-го Марина пришла на прием к Калмыковой с жалобами на воспаление и боли в последний раз: доктор сказала, что ее как уникального специалиста зовут работать в Дубай, так что продолжать «лечение» она больше не сможет. Выписку о проделанной во рту работе, как уверяет Марина, ей так и не выдали. Позже женщина узнала, что причиной отъезда стоматолога была не карьера в Дубае, а претензии от другой пациентки, Анастасии Зиминой. Молодая мама первой подала на «фею» в суд.
ВСЕ ПОД УДАЛЕНИЕ
– С тех пор моя жизнь постепенно стала превращаться в кошмар, – вздыхает Марина. – Изо рта все больше пахло. Появились головные боли, которые раньше меня никогда не беспокоили: сначала раз в неделю, теперь – почти всегда. Появился насморк, который я сначала приняла за ОРЗ. Но он не проходит ни летом, ни зимой уже три года. Из носа постоянно течет, поэтому у меня непременно с собой пачка салфеток. К счастью, жидкость не скапливается в гайморовых пазухах.
Внизу остались только корни, которые нужно удалять. Фото: Предоставлено Мариной К.
Марина спасалась полосканиями, ирригатором, дошла до антибиотиков. Полноценно жевать, по словам пострадавшецй, она не могла с самого протезирования: челюсти смыкались не до конца, так что приходилось сплевывать оставшиеся кусочки. А теперь женщина живет вообще на полужидкой пище.
– В конце декабря 2016-го у меня воспалилась вся нижняя челюсть, – вспоминает женщина. – Стоматолог, который в 2014 году направил меня к Войтяцкой, прописал противовоспалительную терапию и дал направление на панорамный снимок. В январе 2017-го, когда я пришла со снимком на прием, он просто взял и снял всю нижнюю конструкцию, из которой вывалились штифты. Вердикт был такой: абсолютно все зубы, сверху и снизу, – под удаление, потому что на каждом есть гранулемы и воспаление. То есть за два с половиной года после вмешательства Калмыковой сгнили все корни.
ГИПНОЗ ИЛИ ГЛУПОСТЬ
Марина пыталась найти Калмыкову в сети. Не нашла. Зато наткнулась на таких же пострадавших. За последние полтора года женщина прошла дюжину клиник в Петербурге, и в каждой сказали, что спасать в ее рту уже нечего. Верхняя конструкция хоть и стоит, но все корни разрушены.
– Где лечиться дальше, для меня большая проблема. Нет доверия к нашим стоматологам, ведь в каждой клинике на стенке висит диплом или сертификат с кафедры, где преподает Войтяцкая. Думаю ехать лечиться в другой город, – признается Марина. – У меня один шанс – качественная установка имплантатов. Если еще и их поставят плохо, то – все, старуха с пластмассовыми челюстями пожизненно... А ведь у нас в семье все долгожители, все ведут активный образ жизни и в 85 лет, и в более пожилом возрасте.
Вариант поставить по имплантату вместо каждого утраченного зуба Марина даже не рассматривает: слишком дорого. Собирается поставить по три имплантата с каждой стороны, чтобы было на что закрепить протезы. Когда решится.
– Как так?! – недоумевает женщина. – Я пришла с одним проблемным зубом. Можно было сделать его, и я бы продолжала жить полноценным человеком. А вместо этого Войтяцкая с Калмыковой запугали меня дисфункцией височно-нижнечелюстных суставов и «раскрутили» на тотальное протезирование. С меня взяли шестьсот тысяч рублей и оставили без зубов, зато с головными болями, хроническим насморком, и возможностью питаться только детскими творожками! Даже в страшном сне не могла представить, что со мной так жестоко могут поступить коллеги. Но, видимо, прибыль для них важнее всего.
Изначально участвовать в судебных процессах Марина не собиралась. Ведь она сама врач, а значит, должна была лучше остальных понимать, как ее «лечат». Как объяснить и себе, и коллегам, что не развернулась и не ушла из «Берикета»? Разве что тем, что Калмыкова обладает навыками какого-то мошеннического внушения или цыганского гипноза.
– Иначе получается полная глупость, – говорит Марина. – Выходит, что я за собственные деньги позволила лишить себя зубов, здоровья и полноценного качества жизни.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

207

Похожие новости
15 сентября 2018, 14:14
16 сентября 2018, 23:14
13 сентября 2018, 05:00
18 сентября 2018, 19:14
14 сентября 2018, 14:00
18 сентября 2018, 19:14

Новости партнеров